Православные молитвы

Обзор миссионерских путешествий по Греции Святого Апостола Павла

Святой апостол Павел

Нет нужды пересказывать житие святого апостола Павла, она прекрасно известна всякому христианину, участвующему в жизни Церкви. Гонитель ранней Церкви, обращенный Господом, Который явился ему на пути в Дамаск, апостол Павел проповедовал Евангелие «до края земли» и стал самым выдающимся миссионером в истории Христианства. После своего обращения апостол Павел отправился из Дамаска в Аравию, потом обратно и затем вернулся в Иерусалим, чтобы примириться с той Церковью, которую еще недавно преследовал. С благословения апостолов он вдоль и поперек исходил всю Малую Азию, от Антиохии до Кипра, и территорию западного побережья нынешней Турции. В древней Трое Господь во сне призвал его в Македонию (современная Греция), и с 49 по 52 год от Рождества Христова апостол Павел пробыл там, сея и взращивая семена Христианской веры среди язычников
Любому христианину, которому предстоит паломничество в Грецию, рекомендуем прочесть в Деяниях Апостолов о путешествиях святого апостола Павла, а также его письма к обращенным им грекам, то есть послания к филиппийцам, фессалоникийцам (солунянам) и коринфянам, содержащиеся в Новом Завете.

Призвание в Грецию
Это случилось в александрийском городе Троя (этот древний город сейчас является частью Турции и называется Трува). Святой апостол Павел услышал призыв идти проповедовать в Македонию: «И было ночью видение Павлу: предстал некий муж, Македонянин, прося его и говоря: приди в Македонию и помоги нам. После сего видения, тотчас мы положили отправиться в Македонию, заключая, что призывал нас Господь благовествовать там» (Деян. 16, 9-10).

В первом веке от Рождества Христова Македонией называлась не северная часть Греции, как сейчас, а почти вся континентальная Греция. Павел взял с собой Силу, христианина из числа евреев, жителя Иерусалима, который, возможно, был также и римским гражданином, и Тимофея, сына отца-грека и матери-еврейки (он присоединился к апостолам в Малой Азии). Предполагают, что у них был еще один спутник, святой Лука, автор Деяний. Он мог присоединиться к апостолам в Трое, но в рассказе скрыть факт своего присутствия, так как именно с этого момента святой Лука, описывая это путешествие, говорит «мы»: «…тотчас мы положили отправиться в Македонию» (Деян. 16, 10). Так началась проповедь Христианства в Греции.

 

Кавала

Неаполь (Кавала)
Итак, отправившись из Троады, мы прямо прибыли в Самофракию, а на другой день в Неаполь» (Деян. 16, 11). Высадившись на берег в Неаполе, миссионеры сначала пошли в соседние Филиппы, «первый город в той части Македонии, колония. В этом городе мы пробыли несколько дней» (Деян. 16, 12).

Островок Самофракия до сих пор носит это название, а город, известный со времен апостолов как Неаполь, в наши дни называется Кавала. В этой маленькой гавани апостол Павел впервые ступил на землю Европы. Х.В. Мортон в своей книге По стопам св. Павла пишет: «Это один из самых значительных и драматических моментов в истории проповеди святого Павла. Христианство наконец пришло с Востока на Запад. Однако мы обычно забываем, что у самого апостола Павла, сошедшего на берег Македонии, не было ощущения особой значимости этого события. Он воспринимал Европу и Азию не так, как мы сейчас. Он всего лишь приплыл из римского города Троя в римский город Неаполь. Представшая его взору дорога, Виа Игнатиа, вела не на другой континент, а к таким же римским колониям и эллинским городам, какие остались позади, на великих торговых путях Азии. Вся жизненная энергия мира и все богатство, приобретаемое торговлей, были в Малой Азии: впереди лежали Афины, устало живущие былой славой, и Рим, этот мощный, роковой хозяин мира. Где-то к западу от Рима находилась малознакомая земля германцев и галлов, а еше дальше — никому не известный небольшой дикий остров под названием Британия, который Клавдий совсем недавно присоединил к римской империи».

Неаполь к тому времени успел повидать необычных гостей. Всего за девяносто лет до Павла здесь стоял флот Брута и Кассия, сражавшихся на равнинах Филипп против легионов цезаря Августа, которыми командовали Антоний и Октавий. Брут, потерпев поражение, велел отвезти тело Кассия на остров Тасос, в нескольких милях к югу от Неаполя.

Во времена Византийской Империи Неаполь переименовали в Христополис, отчасти в память об историческом прибытии сюда первых миссионеров. В нынешней Кавале мало что напоминает как о той битве, так и об апостолах. Недалеко от гавани стоит храм, посвященный святому апостолу Павлу. Здесь в течение многих веков рос платан, посаженный на том месте, где апостол Павел впервые ступил на берег. Во времена турецкого ига храм использовали как мечеть. После освобождения Кавалы от турок, местные рыбаки восстановили храм, пожелав освятить его заново в честь святителя Николая, покровителя рыбаков и моряков. К сожалению, тот платан спилили. Это произошло уже в двадцатом веке. Сделали это болгары, захватившие Кавалу после изгнания турок. Местные христиане говорят, что та низкая цилиндрическая колонна, что стоит позади храма, была частью византийского памятника в честь первой высадки святого Павла на берегах Европы. Подальше от берега, в «новом городе», есть церковь святого апостола Павла, построенная в 1930 году.

 

Древние Филиппы

Филиппы
В апостольские времена Филиппы были городом военных. Август основал его для ветеранов своих легионов, сражавшихся в битве при Филиппах. Десять лет спустя сюда прибыли также ветераны битвы при Актиуме, нанесшие поражение войскам Антония и Клеопатры. Римский военный городок не привлекал еврейских торговцев, так как не мог быть выгодным для торговли местом. В те времена, когда здесь побывал апостол Павел, еврейская община Филипп была слишком малочисленной, чтобы содержать синагогу. Святой Лука пишет, что субботние молитвы читались на берегу реки:

» В день же субботний мы вышли за город к реке, где, по обыкновению, был молитвенный дом, и, сев, разговаривали с собравшимися [там] женщинами. И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога, слушала; и Господь отверз сердце ее внимать тому, что говорил Павел. Когда же крестилась она и домашние ее, то просила нас, говоря: если вы признали меня верною Господу, то войдите в дом мой и живите [у] [меня]. И убедила нас» (Деян. 16, 13-15).

Река, возле которой произошло обращение Лидии, существует и сейчас. Она бежит по пустынной долине примерно в полутора километрах к северу от развалин самого города. Эта река — единственный водный поток на много километров вокруг. Лидия, получившая свое имя от названия родной области (Фиатира в Лидии), производившей дорогую пурпурную ткань, которая продавалась в Филиппах, стала первой среди европейцев христианкой, а ее домашняя церковь, вместе с семьей и слугами — первой церковью в Европе. Шел 49 год от Рождества Христова.

В остальном пребывание апостола Павла в Филиппах связано с историей бесноватой девушки, которая имела демонический дар ясновидения. Этим даром пользовались некие корыстолюбцы: они зарабатывали деньги на «предсказании судьбы» всем желающим в той области. И вот, оказавшись рядом с проповедниками, эта девушка начала выкрикивать: » Сии человеки — рабы Бога Всевышнего, которые возвещают нам путь спасения». Она ходила за проповедниками в течение многих дней. Наконец Павел повернулся к ней, повелел нечистому духу именем Христа выйти из девицы и изгнал его. Девушка, по всей видимости, после этого совершенно освободилась от нечистого дара (ясновидения), поскольку ее хозяева, придя в ярость от того, что у них отняли источник дохода, потащили Павла и Силу на рыночную площадь, привели их к правителям и обвинили в распространении учения, незаконного для римлян. Подобное обвинение на территории римской военной колонии влекло за собой наказание: с проповедников сорвали одежды и избили.

В своих последующих странствиях по землям, находившимся под властью римлян, Павел упоминал о своем статусе римского гражданина, дабы избежать подобных наказаний, однако в Филиппах он этого не сделал. Возможно, их крики утонули в шуме разъяренной толпы, или, как предполагает один исследователь, Сила мог не иметь римского гражданства, и Павел не пожелал один воспользоваться своими привилегиями. Так или иначе, их бросили в темницу, и в ту ночь, когда они молились и пели хвалу Богу, в городе случилось землетрясение. Стены тюрьмы задрожали, с узников упали кандалы. Тюремщик, осознав, что произошло, попытался совершить самоубийство, так как решил, что узники бежали, и теперь будет подвергнут суровому наказанию. Однако его остановил Павел: «Не делай себе никакого зла, ибо все мы здесь’. Это событие произвело в душе тюремщика переворот и привело к его духовному перерождению — он упал к ногам проповедников, вывел их из темницы и спросил: «Государи мои, что мне делать, чтобы спастись?» Они ответили: » Веруй в Господа Иисуса Христа, и спасешься ты и весь дом твой». Тюремщик, имя которого осталось неизвестным, повел их к себе домой, омыл их раны, накормил, послушал их проповедь и в ту же ночь крестился вместе со всеми домашними. Утром власти города, узнав о совершенной ими ошибке и опасаясь последствий нарушения ими прав римского гражданина, отправили к ним посланника с сообщением об их освобождении. Однако Павел потребовал, чтобы городское начальство принесло свои извинения лично. Начальство поспешно прибыло, прося Павла и Силу «удалиться из города». Павел и Сила возвратились в дом Лидии, ободрили новообращенных и отправились вместе с Тимофеем в Салоники. Святой Лука остался поддерживать и укреплять только что основанную Церковь.

Годы спустя святой апостол Павел напишет послание филиппийцам, поблагодарит их за финансовую помощь, которая, возможно, была ему оказана в тот момент, когда он находился в Риме, ожидая вызова к кесарю. В этом послании он живым, теплым словом укрепляет их в вере. Заканчивается послание известным отрывком: » Наконец, братия мои, что только истинно, что честно, что справедливо, что чисто, что любезно, что достославно, что только добродетель и похвала, о том помышляйте. Чему вы научились, что приняли и слышали и видели во мне, то исполняйте, — и Бог мира будет с вами» (Фил. 4, 8-9).

После того, как в четвертом веке Император Константин узаконил Христианство, местный епископ, Порфирий, построил первый официально разрешенный храм и освятил его в честь святого апостола Павла. На мозаичном полу до сих пор сохранились фрагменты надписи, подтверждающей факт посвящения храма святому Павлу. В пятом-шестом веках храм был местом паломничества для почитателей апостола Павла. При храме постоянно находился епископ, рядом было построено несколько больших базилик. Катастрофические землетрясения в начале седьмого века, а также нашествия славян и волжских булгар, отрицательно сказались на жизни храма, постепенно приведя к упадку, хотя во времена Византийской Империи Филиппы были хорошо защищенной крепостью.

Темница, где сидел апостол Павел

От Филипп, города, который святой Лука называл «первым городом в той части Македонии», в наши дни остались лишь выцветшие полуразрушенные колонны и стены, лежащие, словно огромный скелет среди голых полей. Раскопки здесь начались после Первой Мировой войны. Дорога, ведущая из Кавалы в Драму, делит местность на две части. До этого места уже произведены раскопки: освобождены от наслоений фрагменты колонн, театр, ворота византийского собора и отрезок древней дороги Виа Игнатиа, проходившей через центр Филипп. Расчищенный отрезок Виа Игнатиа — дороги, по которой апостол Павел шел до Филипп — это крупные каменные блоки. На них до сих пор видны отметины и борозды от колес. Небольшая постройка, похожая на пещеру, недалеко от входа — это, как полагают, та самая темница, где сидел апостол Павел. На месте раскопок сейчас музей. Доехать до этого места можно на автобусе от Кавалы.

Место, которое по традиции считают домом Лидии, сейчас встроено в Гостиницу Лидии, находящуюся в соседней деревне. Недалеко от этих археологических раскопок, возле реки, в которой она крестилась, стоит часовенка в честь святой Лидии. Местные христиане и в наши дни приходят сюда крестить детей.

Салоники
В наше время этот путь занимает всего три часа на автобусе, но в евангельские времена путешествие из Филипп в Салоники по дороге Виа Игнатия длилось три дня. Святой апостол Лука пишет в Деяниях Апостолов, что они проходили такие места, как Амфиполь и Аполлония, которые сейчас уже не существуют. Салоники же по-прежнему живут и процветают — почти чудесным образом, если принять во внимание вторжения и захваты, коими изобилует их история.

В Салониках миссионеры остановились у своего земляка Иасона и три субботы подряд проповедовали в синагоге. Некоторые из евреев, многие греки, самые известные в городе женщины после их проповеди уверовали во Христа. Среди неуверовавших были иудеи, которые отнеслись к апостолам враждебно. Они подучили некоторых негодных людей, собрали толпу и спровоцировали в городе возмущение. Х.В. Мортон комментирует:
…Так же, как Пилату кричали, что он «не друг кесарю», если не осудит Господа, так и теперь, эти иудеи в Салониках играли на отношениях с Римом. Они заявили, что Рим не посмотрит благосклонно на посланцев «императора» по имени Иисус. Одного шепотом сказанного слова о государственном преступлении было достаточно, чтобы создать панику в любом из этих городов: фактически, как указывает Тацит, во времена царствования Тиберия обвинение в измене служило универсальным средством устранения неугодных кому-либо людей. По свидетельству Плиния, ничто так не обогащало казну, как подобные обвинения. Поэтому власти Салоник, каким бы напрасным и ложным ни казалось им это обвинение, были вынуждены обратить на него внимание.2
Павел и его спутники избежали ареста. Когда македонские солдаты пришли за ними, их не было дома. Но Иасон и некоторые другие христиане предстали перед городскими начальниками. Их обвинили в измене на основании того, что они почитают «другого царем, Иисуса». Но нашлись люди, готовые за них поручиться, и они были освобождены. Предвидя новый арест, Павел и Сила в ту же ночь отправились в Верию, что в сорока милях к западу от Салоник, где к ним позже присоединился Тимофей.

В двух своих посланиях к солунянам (первое, возможно, было написано в Коринфе, спустя несколько месяцев после бегства в Верию) святой Павел старается укрепить узы любви, возникшие между ним и новообращенными солунскими христианами, напоминая им, «как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу» (1 Сол. 2, 11-12). Далее он советует им, как вести себя в повседневной жизни и говорит о судьбе почивших христиан и о Втором Пришествии Господа.

Монастырь Влатадон

В современных Салониках немного мест, связанных с апостолом Павлом, но есть одна улица — она ведет в Старый город — которую уже много столетий называют «улицей Святого Павла». Она ведет к вершине холма, где стоит красивый маленький монастырь, известный под названием Влатадон. Вокруг монастыря растут кипарисы. Существуют два разных предания относительно того, как именно это место связано с деятельностью Апостола: согласно первому, монастырь возведен на месте, где святой Павел проповедовал
(возможно, здесь тогда была синагога), а по другим сведениям, здесь стоял дом, который Апостол посещал и во дворе которого молился. В монастырском храме Преображения Господня, справа от алтаря, расположена маленькая часовня в честь святых Петра и Павла. Эта часовня является памятником архитектуры Греции, но состояние ее оставляет желать лучшего. У Министерства Культуры есть планы ее восстановления. Часовня святых апостолов Петра и Павла, купол и внутренняя южная стена храма — это части первоначальных, древнейших построек монастыря. После землетрясения 1978 года на стене, под треснувшей штукатуркой, обнаружились древние фрески. Они сильно пострадали при турках, бивших по стенам молотками (штукатурка, которой они замазывали росписи, могла лечь только на грубую, шероховатую поверхность). Согласно местному преданию, во дворе монастыря в восемнадцатом веке похоронили одного турка. Говорят, он лежит у порога храма рядом с часовней святых Петра и Павла. Будто бы он испытывал угрызения совести из-за жестокого обращения турок с местными христианами и попросил похоронить его здесь, чтобы «люди тоже попирали меня ногами». Недавно в монастыре возвели храм в честь Успения Богородицы.

Монастырь был основан в четырнадцатом веке двумя братьями-критянами, отцом Дорофеем и отцом Марком Влатисами, сторонниками учения святителя Григория Паламы. Отец Дорофей с 1371 по 1379 год, то есть менее чем через двенадцать лет после кончины святителя Григория, был митрополитом Салоник. Оба брата почили за несколько десятилетий до падения Константинополя.

В 1430 году, после захвата города турками, монастырю был дарован статус гражданской неприкосновенности. Согласно древней версии, у которой и сейчас есть сторонники, турки защищали монастырь потому, что братия Влатадона помогла им захватить Салоники, в обмен на обещание не подвергать монастырь осквернению. Монахи показали туркам, как можно прекратить подачу в город воды с горы Хорпиатис. Вода поступала в город через водонапорную башню, примыкавшую к городской стене. Это сооружение принадлежало монастырю. Вода перестала поступать в город, и вскоре его пришлось сдать. Жители Салоник были так разгневаны поведением монахов, что турки вынуждены были выделить для защиты монастыря специальный воинский отряд. После этого его стали называть, и называют до сих пор, монастырь Цуус (по-другому Чауш, то есть турецкий офицер). Согласно другой, более прозаической версии, захватчики разместили в зданиях монастыря городскую администрацию, и там постоянно находились турецкие офицеры.

В наши дни монастырь подчиняется непосредственно Константинопольскому Патриарху. Здесь живут ученики и иностранные православные студенты, изучающие в Салониках богословие. Во Влатадоне имеется небольшая, но интересная богословская библиотека, а также прекрасный центр микрофильмов, в котором все приспособлено для изучения церковного искусства, святогорских рукописей и других духовных сокровищ Православия.

Три храма святого апостола Павла в Салониках
В Салониках, за стенами Старого города, есть район под названием Айос Павлос (Святой Павел) с тремя храмами в честь апостола Павла. Самый древний из этих храмов стоит на пересечении улиц Кастрон и Леофорос Ои, в зеленой зоне. Рядом расположена часовня, святой источник и пещера, в которой, по преданию, останавливался апостол Павел, когда ему пришлось покинуть Салоники. Это приятное, похожее на парк местечко (здесь растут кедры) уже много столетий является для православных христиан излюбленным местом паломничества. Согласно местному народному преданию, здешний святой источник возник от слез апостола Павла — Апостол ночевал здесь, за городскими стенами, и молился со слезами. Эта земля и часовня принадлежат одному из местных православных братств. К сожалению, храм почти всегда закрыт, за исключением дня памяти святых апостолов Петра и Павла, хотя и идут разговоры о том, чтобы нанять постоянного смотрителя.

Внизу в нескольких метрах на улице Кастрон стоит второй храм, посвященный апостолу Павлу, построенный в 1950-х годах, после того как местному префекту приснился сон, в котором апостол Павел сказал ему, что та часовенка в кедровом парке слишком мала, и ему следовало бы возвести здесь церковь большего размера.

Третья церковь, новая и большая, возвышается над всей этой местностью, располагаясь за старым парком с часовней. Ее освятили в 1997 году. В ней хранится частица мошей святого апостола Павла, в красивом серебряном ларце, украшенном финифтью. С балкона этой церкви видна та пещера, в которой ночевал святой апостол Павел.

Верия
Название Верия сохранилось с новозаветных времен — это место до сих пор так и называется. Когда над Апостолами нависла угроза ареста, новообращенные фессалоникийские христиане поспешили отправить их в Верию. Здесь, в отличие от Салоник, в синагоге их встретили благожелательно и слушали проповедь с большим интересом: «Братия же немедленно ночью отправили Павла и Силу в Верию, куда они прибыв, пошли в синагогу Иудейскую. Здешние были благомысленнее Фессалоникских: они приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так. И многие из них уверовали, и из Еминских почетных женщин и из мужчин немало» (Деян. 17, 10-12).

Узнав о том, что Павел проповедует в Верии, фессалоникийские иудеи приложили все усилия, чтобы восстановить население Верии против него, поэтому ему пришлось удалиться и оттуда. Согласно местному преданию, его отправили из Верии на корабле сначала на Эгиньон (нынешний Калиндрос), а потом в прибрежный город Метони (в наши дни он называется Элевферохори или Элевферо-хорион). Оттуда он отплыл на корабле в Афины.

В Верии, недалеко от площади Платиа Орология, за зданием школы на улице Майромиксали, стоит открытая часовенка в память о пребывании здесь апостола Павла. Подойдя к ступенькам этой часовни, ведущим наверх к главной иконе, паломник видит ярусную стену и табличку с надписью: «В Верии… приняли слово со всем усердием, ежедневно разбирая Писания, точно ли это так». Часовня украшена прекрасными мозаичными изображениями. Центральная икона тоже мозаичная. К ней ведут четыре древние мраморные ступени, на которых, по преданию, Апостол стоял, проповедуя. Путешественники 1920-х годов писали, что на верхней ступеньке можно различить надпись «Павел» (по-гречески), но сейчас от нее осталось лишь несколько слабых линий, ведь по этим ступеням на протяжении десятилетий в большом количестве ступали благочестивые паломники, так что надпись почти совсем стерлась. Слева от ступеней находится большая мозаика с изображением сцены призвания святого апостола Павла во сне в Македонию, а справа — такого же размера мозаика со сценой проповеди святого апостола Павла иудеям Верии. 29 июня, в праздник святых апостолов Петра и Павла, от храма Петра и Павла, который расположен недалеко отсюда, к этой памятной часовенке идет крестный ход.

Церковь Воскресения Христова

Сама по себе Верия издревле является одним из духовных центров Православия. Здесь до сих пор сохранилось тридцать семь византийских церквей, что свидетельствует о ревностной вере местных христиан. Во времена турецкого ига благочестивые верийцы закрыли многие небольшие храмы стенами наподобие амбарных и покрыли крышей, стараясь спрятать их от чужих взглядов и таким образом спасти от уничтожения или превращения в мечеть. Один из самых интересных храмов — византийская церковь Воскресения Христова (четырнадцатого века) на улице Метрополис, недалеко от мемориальной часовенки.

Афины

К тому времени, как апостол Павел оказался в Афинах, жизнь этого города была уже так же далека от былого великолепия, как мы и наше время далеки от жизни Англии Елизаветинской эпохи. Здесь он впервые проповедовал язычникам на их территории. В Антиохии он обращался к ним в синагоге, а в Афинах, которые давно перестали играть роль крупного процветающего торгового центра, еврейской общины не было, она переселилась в новые колонии: Патры, Никополь и Коринф.

Апостол Павел был первым христианским миссионером, пришедшим с проповедью в этот прославленный город, интеллектуальный оплот греко-римского мира. И в самом деле, Афины все еще были главным университетом империи; они пользовались заслуженной славой города философов, на улицах которого можно было услышать споры платоников, стоиков и эпикурейцев. Уже возникли и другие интеллектуальные центры — в Риме, Александрии, Антиохии и Тарсе, — но Афины удерживали пальму безусловного первенства.

Несмотря на упадок духа, внешне город был прекрасен как никогда. Он крепко держался за свои древние традиции и памятники, праздники и жертвоприношения. Ожидая в Афинах приезда апостолов Силы и Тимофея, апостол Павел, должно быть, успел насмотреться на храмы, сверкающие золотом и богатыми красками, и на статуи сонма греческих и иноземных богов, воздвигнутые на высоких пьедесталах в храмах, во дворах богатых и знатных горожан, в общественных зданиях и на улицах. Свое знаменитое обращение к афинянам он начинает словами: «Афиняне! По всему вижу я, что вы как бы особенно набожны: ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «НЕВЕДОМОМУ БОГУ…»

Х.В. Мортон отмечает, что, упомянув об алтарях, посвященных Неведомому Богу, апостол Павел, как всегда, приспосабливает форму выражения христианского учения к особенностям восприятия своих слушателей. В данном случае он не стал цитировать еврейские тексты, мало что значившие для афинян, а предложил им нечто понятное им.

Это было прекрасное начало, пронизанное местным колоритом и обещавшее необычное продолжение. Для всех, кто слушал его в тот день, алтари с надписью НЕВЕДОМОМУ БОГУ были частью их повседневной жизни. Каждый знал историю чумы, поразившей Афины за шесть веков до Рождества Христова. Тогда, принеся жертвы всем известным богам и видя, что чума не отступает, афиняне попросили помощи критского пророка Эпименида. Он пригнал к Ареопагу стадо белых и черных овец и позволил им бродить там, где пожелают. Он подождал, пока овцы улягутся отдыхать на выбранных ими самими местах, и на этих местах они были принесены в жертву «подходящему богу». Чума прекратилась, после чего стало традицией воздвигать алтари неведомым божествам, и не только в Афинах.

Ареопаг

Спускаясь с храмовой горы по развалинам Пропилей (древних ворот), внизу справа вы увидите большой скалистый выступ (от храмовой горы его отделяет тропа, начинающаяся в районе Плака и вьющаяся по северной стороне Акрополя). Древняя, высеченная в скале лестница из пятнадцати или шестнадцати ступеней, ведет к вершине скалы с гладкой, будто отполированной, поверхностью, испещренной похожими на кратеры отверстиями. Эту вершину специально выровняли много веков назад. Это Арес, или Ареопаг, древнее место проведения знаменитых собраний афинян, которым апостол Павел и проповедовал Евангелие Иисуса Христа.

По мнению некоторых, он мог обращаться к собранию с агоры (рыночной площади), расположенной ниже, однако согласно местному православному преданию и утверждению многих историков, он стоял на самом Ареопаге. Если так, то апостол Павел поднимался по этим каменным ступеням и, стоя на выступе скалы над раскинувшимися под ногами Афинами, говорил своим слушателям, что Бог «не в рукотворенных храмах живет» (показывая при этом на мраморные храмы, венчающие Акрополь у него за спиной, и на тридцатифутовую статую Афины, чье золотое копье так ярко сверкало наконечником, что было видно даже морякам у берегов южной оконечности Аттики).

Паломнику, желающему вспомнить слова апостола Павла, находясь на вершине Ареопага, лучше всего придти сюда рано утром или поздно вечером, когда солнце садится за Акрополем, сияя великолепием красок — совершенно особенными, так характерными именно для Греции оттенками красного и золотого — и кажется, будто здесь все еще звучат слова Апостола:

В ожидании их в Афинах, Павел возмутился духом при виде этого города, полного идолов. Итак он рассуждал в синагоге с Иудеями и с чтущими Бога, и ежедневно на площади со встречающимися. Некоторые из эпикурейских и стоических философов стали спорить с ним; и одни говорили: «что хочет сказать этот суеслов?», а другие:  «кажется, он проповедует о чужих божествах», потому что он благовествовал им Иисуса и воскресение. И, взявши его, привели в ареопаг и говорили: можем ли мы знать, что это за новое учение, проповедуемое тобою? Ибо что-то странное ты влагаешь в уши наши; посему хотим знать, что это такое? Афиняне же все и живущие у них иностранцы ни в чем охотнее не проводили время, как в том, чтобы говорить или слушать что-нибудь новое.

И, став Павел среди ареопага, сказал: Афиняне! По всему вижу я, что вы как-бы особенно набожны; Ибо, проходя и осматривая ваши святыни, я нашел и жертвенник, на котором написано: «неведомому Богу». Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам: Бог, сотворивший мир и все, что в нем, Он, будучи Господом неба и земли, не в рукотворенных храмах живет И не требует служения рук человеческих, как-бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все; От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, Дабы они искали Бога, не ощутят ли Его, и не найдут ли, хотя Он и не далеко от каждого из нас: Ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род».

Итак мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого. Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться; Ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых. Услышавши о воскресении мертвых, одни насмехались, а другие говорили: об этом послушаем тебя в другое время. Итак Павел вышел из среды их. Некоторые же мужи, приставше к нему, уверовали; между ними был Дионисий Ареопагит и женщина, именем Дамарь, и другие с ним.
(Деяния 17, 16-34)

Для христиан слова апостола Павла звучат как набат, пробуждающий души от сна. Однако в тот день, когда они были сказаны, они вполне могли казаться бесполезными — семенем, брошенным на каменистую почву. Один историк, занимающийся изучением Парфенона, отмечает: «Утонченные интеллектуалы с острым нюхом на любые необоснованные социальные притязания, политически бессильные, но с умом, отточенным ежедневными упражнениями в философии, диалектике и ораторском искусстве, жители Афин, к которым апостол Павел обратился с проповедью в 54 году от Рождества Христова, вероятно, были весьма тяжелой аудиторией… ни один город не противился Христианству так долго и с таким чувством умственного превосходства».  Из всех этих тысяч идолопоклонников, философов и ораторов набралась лишь горстка людей, поверивших его словам. Лишь троих из них мы знаем по именам: свяшенномученик Дионисий Ареопагит, по преданию бывший судьей совета Ареопага, который состоял всего из девяти членов; св. Иерофей (возможно, он тоже являлся членом этого Совета), который впоследствии стал первым афинским епископом, и женщина по имени Дамарь. Афины с их сложной и утонченной интеллектуальной жизнью и представить себе не могли, что по прошествии нескольких столетий эти слова, едва ими услышанные и тотчас забытые, повергнут в прах все направления их отвлеченной философии, а золотое копье Афины сменит животворящий Крест Христов.

Коринф

Акро-Коринф

После проповеди в Афинах и знаменитой речи на вершине Ареопага, апостол Павел отправился прибрежной дорогой в Коринф. Греко-римский город Коринф, куда шел святой Павел, постепенно разрушался под воздействием времени и войн, но новые поколения продолжали строиться на древних римских развалинах. Однако в 1858 году здесь произошло сильное землетрясение, после чего те, кто выжил, начали заново возводить город ближе к Коринфскому заливу. Этот новый город в 1928 году был также разрушен землетрясением и построен заново. Древний Коринф расположен примерно в пяти километрах от него. Подъезжая к этому месту, паломник видит две естественные террасы, поднимающиеся из моря. На верхней террасе расположился древний город. Над его развалинами возвышается величественная гора (около семисот метров высотой) под названием Акро-Коринф. Археологи частично освободили древний город от многовековых наслоений. Здешние развалины и музей будут интересны любому туристу, однако здесь, в отличие от Филипп, Верии, Салоник и Афин, нет ни одного места, непосредственно связанного с апостолом Павлом, хотя в путеводителях и отмечена рыночная площадь, где, как принято считать, он проповедовал.

Коринф времен апостола Павла был уникальным городом-гибридом, входившим в состав римских колоний в Греции. Вот как пишет о нем один автор:
Когда святой Павел пришел из Афин в Коринф, эта часть Греции резко контрастировала с той, которую он только что покинул. После древней интеллектуальной столицы Греции он очутился в новом, проникнутом духом материализма городе, официально считавшимся римским. По улицам Коринфа толпами ходили купцы и промышленники: римляне, греки, евреи, сирийцы, египтяне, приехавшие сюда в надежде заработать деньги.

В то время городу не исполнилось и ста лет, но он уже был не меньше Афин и продолжал быстро расти, поскольку расчетливые греки, сирийцы и евреи понимали, что его возрождение будет способствовать концентрации вокруг этого перешейка всей торговли Востока и Запада. Многочисленные потомки древних купеческих семей, бежавших на остров Делос после того, как землетрясение 146 года до Рождества Христова разрушило Коринф, теперь возвращались с деньгами, чтобы вложить их в новые коммерческие проекты.

Не имея никакой иной аристократии, кроме богачей, и никакой иной традиции, кроме делания денег, Коринф в течение одного столетия превратился в притчу во языцех как рассадник всех пороков. О соблазнах Коринфа и о той цене, которую приходилось платить за жизнь в этом городе, молва шла по всему античному миру. Было даже специальное словечко — «коринфианствовать», то есть «вести порочную жизнь». Скандально известная Лаис практиковала в Коринфе, и Павсаний, видевший ее гробницу, говорит, что она весьма кстати украшена изображением львицы, вцепившейся в добычу. На вершине горы Акро-Коринф стоял храм Афродиты, в котором служили тысяча жриц. Для понимания смысла послания апостола Павла к коринфянам необходимо принимать во внимание развращенность Коринфа.

В Коринфе святой апостол Павел остановился в доме одной еврейской четы, Акилы и Прискилы. Они, как и он, занимались изготовлением палаток и парусов, и он стал работать вместе с ними, добывая себе пропитание. Акила и его жена лишь недавно прибыли в Коринф в связи с тем, что «Клавдий велел всем евреям покинуть Рим». Римские историки объясняют это изгнание стремлением положить конец выступлениям евреев «по наущению некоего Крестуса», что невольно наводит на мысль о том, что уже на этом этапе мы имеем дело со спорами в среде евреев, касающимися Евангелия.

Весной к Павлу наконец присоединились Сила и Тимофей. Они увидели, что он с великим воодушевлением проповедует в синагоге, и его успех, как и следовало ожидать, всколыхнул евреев. Их враждебность достигла такого накала, что они богохульно поносили Христа посреди синагоги. В ответ Павел «отряс прах со своих одежд» (символический жест отвержения у израильтян, известный со времен пророка Неемии) и воскликнул: «Кровь ваша на главах ваших; я чист; отныне иду к язычникам» и навсегда покинул эту синагогу.

С того дня коринфские христиане собирались в доме римлянина Тита Пуста. В числе евреев, последовавших за апостолом, были Акила, Прискила и Крисп, начальник синагоги, которого крестил сам Павел и который впоследствии стал главой местной Церкви. Обратившись к проповеди среди язычников, Павел проповедовал с не меньшим подъемом духа, чем в синагоге, и именно в языческой среде он собрал обильный урожай. Приветствия в его посланиях к коринфянам звучат скорее как списки граждан римского города-государства, нежели обращение к жителям греко-еврейской колонии: Тит, Гаий, Фортунат, Терций…

В ту ночь, когда апостол Павел навсегда покинул синагогу, Господь говорил с ним в видении: «Не бойся, но говори и не умолкай, ибо Я с тобою, и никто не сделает тебе зла, потому что у Меня много людей в этом городе» (Деян. 18, 9-10).

Возможно, предвидя начало мстительного противостояния, преследовавшего его на всем пути по земле Малой Азии и большей части Греции, святой Павел думал уйти из Коринфа так же, как он ушел из Салоник, Филипп и Верии. Однако в конце концов он остался на полтора года, что оказалось самым длительным сроком его пребывания где бы то ни было со дня начала его миссионерских путешествий.

Евреи же, отвергшие благую весть Христианства, в это время выжидали, выискивая подходящий момент, чтобы задушить новорожденную Церковь и изгнать Апостола из Коринфа. Наконец, с прибытием нового проконсула Ахай и Иуния Галлиона, они решили, что теперь у них появилась такая возможность. Они понимали, что вряд ли удастся повлиять на проконсула, выдвинув против Павла обвинения в нападках на еврейские традиции, и решили выступить против Павла. По договоренности весь еврейский квартал устроил шумную, разгромную демонстрацию, чтобы вынудить нового правителя взять дело в свои руки. Однако они обманулись в своих расчетах, поставив не на того человека.

Галлион был не просто правителем римской колонии, но братом Сенеки, знаменитого философа и учителя Нерона, и дядей римского поэта Лукиана. Прекрасно образованный, выходец из хорошей семьи, замечательный оратор, Галлион считался среди своих современников обаятельным, дружелюбным человеком и проницательным руководителем. В отличие от правителей Филипп и Салоник, его не могла напугать толпа, затеявшая религиозные распри. Евреи же, приведя Павла к нему на суд с криками: «Он учит людей чтить Бога не по закону», надеялись, что закон, официально защищающий иудаизм, будет на их стороне. К тому же, они рассчитывали, что устроенный ими спектакль произведет большое впечатление на Галлиона как нового человека на новом месте. Однако он ответил холодно: «Если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас; но когда идет спор об учении и об именах и о законе вашем, то разбирайте сами: я не хочу быть судьей в этом. И прогнал их от судилища».

Они не успели покинуть зал суда, когда собравшиеся там греческие язычники, разгневанные этими выдуманными обвинениями, окружили начальника синагоги Сосфена и основательно побили его. Галлион не обратил на это внимания.

Прошло восемнадцать месяцев. Судя по более поздним посланиям Павла, время и приложенные усилия принесли обильный плод. Было много новообращенных, причем не только из числа дисциплинированных, нравственно чистых евреев, но и среди язычников (греков и римлян), погрязших, как впоследствии подчеркивал апостол Павел, в пороках и излишествах, обычных для жителей Коринфа. Первое послание к коринфянам было написано им через три года после того, как он вместе с Акилой и Прискиллой ушел оттуда в Ефес; второе — спустя еще примерно год, когда он находился в Македонии, перед последним посещением Коринфa.

Эти два послания дают нам ясное представление о внутренней жизни и борьбе молодой Церкви. Апостол затрагивает в нем социальные, нравственные и богословские вопросы; бесчисленное множество проблем, беспокоивших коринфских христиан. Самый известный отрывок из этого послания, который, вероятно, и сам автор считал в нем главным — это хорошо знакомое нам наставление в любви:

Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею [дар] пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что [могу] и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы. Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнуг, и знание упразднится. (…) Теперь мы видим как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно, тогда же лицем к лицу; теперь знаю я отчасти, а тогда познаю, подобно как я познан. А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.
1 Кор. 13

После посещения Коринфа апостол Павел продолжил свой миссионерский путь. Он вернулся в Малую Азию, в Иерусалим, снова в Македонию и наконец был взят под стражу в Иерусалиме и отправлен в Рим. Евсевий пишет, что после двух лет заключения в Риме святого Павла освободили, и он еще десять лет проповедовал Евангелие Иисуса Христа в Италии и других западных странах: Испании, Галлии и, возможно даже, как некоторые считают, в Британии, где он мог пробыть совсем недолго. Потом он вернулся в Рим. Здесь апостол Павел и принял мученическую кончину. Это произошло 29 июня 67 или 68 года от Рождества Христова. По некоторым сведениям, вместе с ним мог быть и святой апостол Петр.

В этот день, 29 июня, Церковь и празднует память святых апостолов Петра и Павла.
Как добраться:

Кавала (Неаполь):
Автобусы ходят до Кавалы от междугороднего автовокзала в Салониках (два с половиной часа в пути), Драмы (один час) и Афин (десять часов). Ближайшая железнодорожная станция находится в Драме, имеющей железнодорожное сообщение с Салониками и Константинополем (Стамбулом). Автостанция в Кавале расположена рядом со зданием почты. Храм свят. Николая на том месте, где впервые ступил на берег св. апостол Павел, стоит около порта.

Филиппы:
Филиппы расположены в пятнадцати километрах к северу от Кавалы. Садитесь на автобус до Драмы, который отходит от центрального автовокзала каждые полчаса. Четко скажите водителю, что вы едете к месту археологических раскопок, а не в современную деревню Филипи. Время в пути — сорок минут. Перед тем как выйти из автобуса, попросите водителя показать, где на противоположной стороне дороги находится остановка автобуса обратно до Кавалы (немного впереди по ходу автобуса). Лучше всего отправляться в путь ранним утром, когда еще нет палящего солнца и множества автобусов с туристами. В этом случае у вас будет возможность почувствовать древность и святость этого места. Современная дорога до Филипп проложена по древней Виа Игнатиа, по которой шел сам апостол Павел.

Часовня св. Лидии стоит у реки, в которой ее крестили. Это недалеко от развалин, но вам придется спросить дорогу.

Салоники:
Из Афин поезда до Салоник ходят с железнодорожного вокзала Лариссис  на ул. Делигиани  в Афинах. До вокзала от площади Синтагма идет троллейбус № 1.

Автобусы до Салоник отходят от Терминала А на ул. Кифиссиу

В Салониках — до монастыря Влатадон:
Расположен по адресу ул. Эптапиргион, д. 64. Ехать от берега или от храма св. влмч. Димитрия на автобусе № 23 до византийской стены Старого Города. Влатадон стоит возле византийской стены. Автобус останавливается прямо напротив монастыря.

В Салониках — до трех храмов св. Павла (мощи св. апостола Павла):
От ул. Игнатия или церкви св. Димитрия на автобусе № 24. Попросите высадить вас у Айу Павлу. Автобус останавливается прямо напротив церкви. С балкона большого нового храма, где покоятся святые мощи, виден весь парк, на территории которого находится древняя часовня и пещера, в которой молился святой апостол Павел. Стоя у центрального входа в парк, паломник видит на другой стороне улицы второй храм, построенный в 1950-х годах.

Если вы направляетесь к этому парку от церкви св. Димитрия, идите на восток по ул. Айос Димтриос, сверните налево на Зографу Элемис  и ступайте вдоль стены мимо больницы Айос Димитриос. Эта улица поворачивает на ул. Кастрон; в конце сверните направо на ул. Леофорос Ои . Первая церковь с правой стороны — это та, что была построена в 1950-х годах, парк с пещеркой и часовней расположен на этой же стороне, а самый новый храм в честь св. апостола Павла, в котором находятся его мощи, стоит на виду на вершине холма.

До Верии (памятная часовня св. апостола Павла):
Каждые полчаса от центрального междугороднего автовокзала в Салониках отходит автобус до Верии. Время в пути — один час тридцать минут.

В Верии до часовни св. ап. Павла можно дойти пешком от автостанций. Остановки автобуса из Салоник и в Салоники находятся на противоположных сторонах улицы Требесинос. Идите по ул. Требесинос до того места, где она огибает храм св. Иоанна Предтечи. Возле этого храма сверните налево на ул. Эл. Венизелу, пройдите мимо церкви св. Антония и улицы Малакуси (Ма1акои$0 и Кентрики . На улице Метрополис  поверните направо и идите до Платиа Орология , мимо храма святых Петра и Павла. Эта площадь (Платиа) — широкий круг. Ступайте в дальний конец этой площади, к отходящей вправо улице Верус . Пройдя несколько метров, вы окажетесь возле школы на ул. Майромиксали, которая тоже отходит вправо. Часовня стоит рядом со школой на ул. Майромиксали. Всего от остановки автобуса идти двадцать минут.

Если потом вы решите поехать помолиться перед Сумельской иконой Божией Матери, можно сесть на автобус до деревни Кастанья (остановка находится на Платиа Орология). Деревня Кастанья расположена примерно в двадцати километрах отсюда, на полпути между Верией и Козани. Деревня стоит на склоне холма. Сойдя с автобуса у ее подножия, нужно пройти еше три километра в гору до храма, в котором хранится икона. С дороги, где вы сойдете с автобуса, храм не виден. Летом имеет смысл доехать от Верии на такси, хоть это и дороже — добираться пешком в жару может оказаться достаточно трудно.

В Афинах — до Ареопага от подножия Акропольского холма:
Идите по пешеходной дороге, ведущей от района Плака вверх по северной стороне Акропольского холма. (Эту дорогу можно найти, пройдя насквозь район Плака по направлению к холму. Минуя дома и рестораны, вы в любом случае дойдете до этой асфальтовой дороги.) Здесь ходит довольно много народу. В конце эта дорога разделяется: налево будет маленький парк и билетные кассы, а справа виден Ареопаг — большой выступ скалы с высеченными в нем ступенями и бронзовой табличкой в память о проповеди апостола Павла. С обширной плоской поверхности наверху лестницы открывается вид на всю центральную и северную часть Афин.

С вершины Акропольского холма:
Спускаясь с храмовой горы через развалины Пропилей (древних ворот), внизу справа путешественник видит большой каменный выступ, обращенный к Афинам, который отделен от храмовой горы дорогой, вьющейся от района Плака вверх к северной стороне Акрополя. Древняя, высеченная в скале лестница из пятнадцати или шестнадцати ступеней, ведет к вершине, специально выровненной много веков назад. Это Арес, или Ареопаг, древнее место встреч знаменитого собрания афинян, которому ап. Павел проповедовал Евангелие Иисуса Христа.

Древний Коринф (где проповедовал св. Павел):
На поезде или автобусе из Афин или любого пункта на Пелопоннесе до современного Коринфа. От остановки на ул. Ерму и Колиацу  (та же остановка, что служит для связи с Афинами) в современном Коринфе каждый час отходит автобус до древнего Коринфа. (Примечание: автобусные остановки в Коринфе разбросаны по всему городу, и иногда бывает трудно найти нужную. Часто автобусы отходят от близлежащих парков. Многие здесь говорят по-английски. Не стесняйтесь спрашивать  дорогу.) Можно взять такси, что значительно проще. На машине до древнего Коринфа всего пятнадцать минут.

Поделитесь с друзьями:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • Add to favorites
  • Live
  • LiveJournal
  • Print
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Сто закладок
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двенадцать − 5 =

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA