Православные молитвы

Остров Ниси на озере Янина

Остров Ниси на озере Янина

До XX века остров Ниси служил прибежищем монахов. Вполне возможно, что отшельники жили здесь еще со времени основания города Императором Иустинианом. В 1495 году двое братьев из богатой семьи Асперас были пострижены своим духовным отцом Саввой с именами Феофан и Нектарий и жили с ним на этом острове до его кончины. Помимо этих двух братьев, отец, мать и трое сестер из благородной византийской семьи Асперас из Янины также приняли монашество. После кончины отца Саввы Феофан и Нектарий отправились на Святую Гору в монастырь Дионисиат, а на следующий год возвратились в Янину и на том месте, где стояла келья их духовного отца, построили на собственные деньги небольшой монастырь в честь святого Иоанна Предтечи. Потом, в 1510 году, Феофан и Нектарий вынуждены были покинуть свой монастырь вследствие политических и церковных интриг. Они нашли приют в Метеоре, поселившись на вершине Варлаам, где и прожили до конца своих дней. Это произошло в 1517 году. Там они воздвигли большой монастырь. После кончины Нектарий и Феофан были причислены к лику святых.  Храм монастыря святого Иоанна Предтечи все еще стоит на острове Ниси, однако требует серьезных восстановительных работ.

На этом острове есть еще несколько монастырей, включая монастырь Филантропос, в котором во времена турецкой оккупации была устроена тайная школа (здесь хранится древняя икона святого Иоанна Нового Мученика) и монастырь Панагиа Элеуса, где находится частица мощей св. Иоанна.

По пути из города, немного не доходя храма святого Иоанна Предтечи, можно видеть монастырь святого Пантелеймона, построенный в начале XIX века правителем Али Пашой в дар своей супруге-христианке. Сейчас здесь размещается музей Али Паши.

Али-Паша "Яннинский лев"

Али Паша, этот «Янинский Лев», принадлежит к числу самых известных и колоритных фигур правителей времен турецкого ига. История его жизни тесно переплетена с историей подвластного ему христианского населения и во многом определена его женитьбой на православной гречанке Кирии (то есть Госпоже) Василики, которая была одной из интереснейших женщин всей Оттоманской империи. Многие иностранцы, в том числе английский поэт Байрон, писали о необычайной роскоши двора Али Паши.  Али Паша был настолько известен в Европе, что даже француз Александр Дюма использовал его историю в качестве фона в своем романе Граф Монте Кристо.

В самом начале XIX века, после назначения его правителем Эпира, он — тогда еще достаточно молодой человек — начал создавать для себя фактически независимое государство, которое к 1820 году простиралось уже от нынешней южной границы Албании до Арты. Его сыновья от первой жены, Эмине, имена которых были Вели и Мухтар, впоследствии властвовали над большей частью Пелопоннеса. Ни деятели греческого национального движения, ни сам султан не могли игнорировать его силу, а он искал расположения то одной, то другой стороны, в зависимости от того, что было ему выгодно.

Однако самый интересный эпизод его жизни относится к гораздо более раннему периоду. В 1775 году он был молодым, полным честолюбивых надежд правителем области, страдавшим от притеснений Курт Паши, тогдашнего главы Эпира. Али Паша встретился с известным миссионером-проповедником святым Космой Этолийским, который без устали трудился ради возрождения Православия в охладевших душах греков.

Историю этой встречи, передаваемую здесь из поколения в поколение, мне рассказала Параскева Рофиос, старая женщина, жительница Эпира.

Святому Косме, проповедовавшему в Албании недалеко от Эпира, стали угрожать местные турки. Мать Али Паши услышала об этих угрозах и взяла святого Коему, человека Божия, под свое покровительство. Его поучения произвели на нее такое сильное впечатление, что она послала сказать сыну: «Приди ко мне. У меня здесь пророк». Али Паша явился и потребовал от монаха ответа на вопросы: «Буду ли я править Эпиром? Будет ли моей Янина?» Святой ответил: «Да». Тогда Али Паша спросил: «Войду ли я в Константинополе [в качестве завоевателя]?». Святой Косма сказал: «Да, ты войдешь в Константинополь, с красной бородой».

Через двенадцать лет после произнесения этого пророчества и через восемь лет после мученической кончины святого Космы от рук Курт Паши, Али стал пашой и визирем Янины. Он решительно старался подчинить своей власти Эпир и Южную Албанию. Он торжественно вошел в Берат в качестве нового правителя и приказал епископу Белграда Иоасафу открыть мощи святого Космы и построить монастырь в его честь. Состоялось перенесение мошей Святого, его глава была положена в серебряной раке — в этом выразилась благодарность албанского правителя, ставшего одной из самых влиятельных фигур Оттоманской империи.

Али-Паша и кириа Василики

Следующим неожиданным поворотом в истории его сложных и неоднозначных взаимоотношений с подвластными ему христианами стала женитьба на христианке Кирии Василики. В 1804 году Али получил из Константинополя приказ уничтожить банду фальшивомонетчиков в деревне Пличивица. Его люди окружили деревню, схватили мошенников на месте преступления, в помещении, где находились формы для отлива монет и плавильные емкости. После этого Али велел разграбить деревню, а ее жителей перебить как пособников этих преступников. Когда полилась первая кровь, к ногам Али бросилась красивая двенадцатилетняя девочка, умоляя пощадить ее мать и братьев. Она так пришлась ему по сердцу, что он исполнил ее просьбу и
велел отвезти ее в Янину, где поместил в свой гарем. Вскоре она стала его любимицей. Он не только позволил ей остаться христианкой, но даже устроил для нее у себя во дворце маленькую часовню, куда приходил служить греческий священник.

По свидетельству французского писателя Габриэля Ремерана, встречавшегося с ней несколько лет спустя, Василики превратилась в «статную красивую женщину, чернобровую и черноглазую, с белоснежной кожей и роскошными волосами». К 1816 году ей удавалось дольше, чем кому бы то ни было, сохранять привязанность Паши, кроме мусульманки Эмине, первой жены Али, матери его сыновей Вели и Мухтара. Эмине, скончавшаяся в 1803 году, была известна своим благосклонным отношением как к мусульманскому, так и к христианскому населению. Она умерла после того, как рассказала Али свой сон, согласно которому Али следовало даровать независимость племенам христиан-сулиотов, проживавших в его южных владениях. Между Али и Эмине произошел ожесточенный спор, и она, ошибочно решив, что разгневанный супруг велит убить ее, к утру умерла от удара, который был спровоцирован сильнейшим страхом. Последующие десять лет Али жил в скорби о ней.

В конце концов, у Али созрело решение жениться на Василики, что он и сделал с большой помпой. По одному из свидетельств, «улицы были до отказа забиты народом и вьючными животными, нагруженными подарками. Даже женщины из беднейших деревень принесли немного меда и дров: этих женщин забирали во дворец и избивали, чтобы заставить их петь, а мужья ждали их снаружи. В день свадьбы некие двое мужчин объявили о том, что берут на себя все беды, что могла припасти для их визиря судьба, и бросились с высокой башни вниз, на площадь перед дворцом. Оба сильно покалечились, и Али назначил им небольшую пенсию и ежедневный хлебный паек». Хотя брак оказался бездетным, по всем признакам он был счастливым. В последние годы жизни Али, во время случавшихся у него мучительных припадков гнева, Василики была единственным человеком, способным успокоить его.

Политическое и военное влияние Али Паши распространялось широко, в Константинополе у него весьма успешно действовала сеть осведомителей и разведка. Хотя официально Али находился на службе у турецкого султана, он самостоятельно заключал союзы с иностранными государствами — Францией, Великобританией, Россией — выбирая ту страну, которая наилучшим образом соответствовала его целям на данный момент. К 1815 году он закупил и захватил более двух тысяч единиц артиллерийского оружия, а его войска, состоявшие из татарской кавалерии, мавров, турок, греков и албанцев, обучали и муштровали европейские офицеры. Его военный и торговый флот из шестнадцати кораблей стоял у берегов северной Греции, его военной доблестью восхищались Наполеон и адмирал Нельсон.

Как у многих турецких правителей, терпеливая снисходительность Али Паши сменялась деспотической жестокостью в тех случаях, когда ему перечили или мешали исполнению его планов. Это вызывало в людях страх. Так, после подавления восстания племен Сулиотов в 1803 году — тогда войска Али Паши буквально утопили в крови те христианские племена, об освобождении которых так просила Али его первая жена Эмине — несколько десятков сулиотских женщин и детей предпочли броситься со скалы и погибнуть, нежели попасть в руки людей Али Паши. Эта трагедия произошла недалеко от монастыря Салонга, рядом с деревней Превеза, и память о ней жива и в наши дни.

В 1809 году был зверски замучен известный священник (греки называли его «Папа», то есть отец) Тимиос Влакавас, вдохновивший народ на восстание против Али Паши и его сына, который правил областью вокруг Метеоры. После этого настоятеля Великой Метеоры отца Парфения (Орфидеса) насильно привезли в Янину и держали в застенках Паши в качестве наказания за предполагаемую (скорее всего, безосновательно) поддержку восстания насельниками Метеоры. В 1810 году Метеору посетил британский путешественник полковник Лик. Он сообщил, что настоятель и двое его монахов, а также представители (один-два человека) от каждого монастыря Метеоры, все еще находятся в тюрьме, ожидая выкупа. Их обвиняли в поставке повстанцам продовольствия. Согласно одному из сообщений, это продовольствие восставшие отобрали у них, угрожая оружием. Отец Хрисантос из Трикалы, современник этих событий, рассказывает: «…Паша схватил отца Тимиоса Влакаваса и отправил его к визирю в Янину. Визирь растерзал его на куски. По окончании войны этот визирь закрыл все монастыри, а настоятеля забрал в Янину, где он сидит в тюрьме и по сей день». В качестве дальнейшего наказания, турецко-албанские пушки сравняли с землей монастырь святого Димитрия; пострадали и другие монастыри Метеоры.

Повеление Али Паши выстроить на острове Ниси, посреди озера Янина, небольшой православный монастырь в честь святого Пантелеймона в дар своей супруге Василики выглядит странным рядом с вышеописанным безжалостным уничтожением христиан и их святынь. Позднее Василики с согласия мужа брала большие суммы денег из его казны на восстановление афонского монастыря Костамонит и на подарки и пожертвования для других нужд христиан.

Однако наиболее яркой иллюстрацией странных, типично восточных противоречий и потрясений в отношениях между турками и христианами во времена турецкого ига стала смерть самого Али Паши.

В 1820 году, через два года после того, как Али Паша поднял флаг восстания против султана Махмуда II (пообещав сторонникам идеи национального освобождения помощь в их собственной борьбе, если они поддержат его), султан послал 50-тысячное войско на осаду Янины. Огромное численное преимущество противника не оставляло Али Паше шанса на победу, и ему пришлось сдаться. Куршит Паша, командующий войсками султана, настаивал на том, чтобы Али удалился в монастырь святого Пантелеймона и ожидал там прощения, предположительно обещанного султаном в ответ на добровольную сдачу Янины. 14 июля 1822 года Али Паша отправился в монастырь вместе с Василики и небольшой группой слуг и телохранителей.

Подозревая вероломство, Али Паша поставил своего верного слугу Селима у дверей подвала с боеприпасами, который находился под крепостью Янины. Слуга стоял с зажженным
факелом возле горящей жаровни у открытых дверей склада, готовый взорвать пороховой погреб (а вместе с ним и всю крепость) в том случае, если услышит серию винтовочных выстрелов со стороны острова — сигнал Али Паши о том, что он подвергся нападению. Если бы весть о прощении прибыла, как было обещано, Али Паша должен был прислать Селиму свои янтарные четки в знак того, что все в порядке, и он может погасить свой факел.

Подозрения Али Паши были небезосновательны. На самом , деле султан отдал приказ убить его и доставить его голову в Константинополь. Однако Янина считалась жемчужиной Эпира, и даже зная это, Али Паша не задумываясь взорвал бы крепость и большую часть города, если бы заподозрил неладное. Поэтому Куршит Паша искал способ выиграть время и спасти Янину.

Его план был замечательно прост. Куршит-Паша тайно направил к Василики посланника в монастырь святого Пантелеймона с сообщением о твердом и безусловном приказании султана уничтожить ее мужа. Посланник передал ей, что она еще может спасти христианское население Янины, если на то будет ее желание: если город сдастся мирно, все, как мусульмане, так и  христиане, будут спасены. Но в случае сопротивления и разрушения крепости город будет разграблен, а его жители перебиты.

Брак Василики и Али Паши был счастливым. Как утверждает местное предание, он действительно любил ее. Однако Василики поняла, что положение безнадежно, и согласилась. Кроме Селима, только она была осведомлена о знаках, посредством которых крепость могла быть либо взорвана, либо спасена, и ночью 21 января она ухитрилась вытащить из пояса мужа янтарные четки, пока он спал, и отправить их Куршит Паше, а тот рано утром передал их Селиму. Селим, поцеловав четки и приложив их ко лбу в знак почтения, погасил факел.

Куршит Паше доложили, что крепость в безопасности, и тотчас же его люди ворвались в монастырь. Они выстрелили в Али, когда тот поднимался по лестнице. Али побежал в свою комнату, и там его смертельно ранили солдаты, стрелявшие снизу, сквозь пол. Умирая, он пытался нащупать свои четки и, поняв, что их нет, велел слугам убить Василики. Однако люди Куршит Паши спасли ее, и Куршит Паша взял ее с собой в Константинополь. Сопровождавшие их солдаты везли голову ее мужа. Так исполнилось пророчество святого Космы о том, что Али войдет в Константинополь с красной бородой. Василики жила какое-то время в Константинополе, потом ее перевезли в Бруссу, и в конце концов она обосновалась в области Этолия на западе Греции, где ей принадлежало имение возле городка Месолонгион, которое Али записал на ее имя.

По свидетельствам современников, Василики, будучи в то время еще достаточно молодой женщиной, получала множество предложений руки и сердца как от греков, так и от турок, но отказывала всем со словами: «Для вдовы Али Паши нет мужчины среди живых». Последние годы жизни она провела в своем имении. Рассказывают, что в последние годы она пыталась найти утешение в алкоголе. Умерла Василики в 1835 году.

Музей Али-Паши в Янине

Предание, рассказывающее о гибели правителя и спасении Янины записано и хранится в музее Али Паши в Янине. Оно считается достоверным, так как точно известно, что Янина не была разграблена, а жители ее никак не пострадали после победы султана, что иначе было бы необъяснимым актом милосердия в отношении восставшего региона. Местные жители до сих пор почитают Василики как героиню. Интересно было бы узнать, что она сама думала о себе.

Как добраться: Янина:

Из разных частей Греции в Янину ежедневно ходят автобусы, в том числе из Афин (автобусный терминал А), Салоник (от остановки на ул. Кристу Пипсу 19) и от центрального автовокзала Игуменицы.

Храм св. Георгия (мощи св. Георгия Нового Мученика)

Дом св. Георгия (музей-часовня)

Музей-часовня св. Георгия находится по адресу ул. Маврой-анни (Маугоуапш), 86, на углу улиц Мавройанни и Папа Андреу (Рара Апскеои). Часовня открыта по утрам и после полудня, ближе к вечеру.

Ворота, где, согласно местному преданию, св. Георгий принял мученическую кончину: Точно это место не известно, хотя с большой долей вероятности можно предположить, что он был повешен на каменных воротах, ведущих в Старый Город с улицы Кикарамани (Юкагаташ). На этой стороне есть трое ворот, и у тех, где, предположительно, был умучен св. Георгий, снаружи рядом с аркой имеется маленькая памятная часовенка.

Церковь св. Георгия  (мощи св. Георгия): Церковь стоит на ул. Сакиалару, достаточно далеко от автобусной остановки и Кастро, к тому же путь до нее не очень приятный. Названия улиц часто меняются, поэтому ориентироваться в них сложно. Наилучший вариант — доехать на такси. Это недорого и займет всего десять минут. Попросите таксиста довезти вас до «Экклесиа Айос Георгиос».

Часовня митрополичьего собора, где находится старая усыпальница св. Георгия:

Часовня расположена недалеко от стен старого города рядом с археологическим музеем. Улицы несколько раз меняют названия, поэтому придется спрашивать дорогу у прохожих. От берега идти минут пятнадцать.

Остров Ниси на озере Янина (монастырь св. Пантелеймона — ныне музей Али Паши, монастырь св. Иоанна Предтечи, монастырь Филантропос, монастырь Панагиа Элеуса):

Каждый час от берега рядом со старым городом отходит пароход. Время в пути — десять минут. На острове следуйте указателям, которые приведут вас к музею Али Паши (бывший монастырь св. Пантелеймона). Идти недалеко, так как сам остров очень маленький. Прямо позади музея находится полуразрушенный монастырь св. Иоанна Предтечи, основанный в 1506 г. братьями Аспарас, позже построившими монастырь Варлаам на Метеоре. Здесь сохранился храм, а в 2001 г. начались работы по восстановлению этой древней святыни.

На острове есть еще несколько монастырей, в том числе монастырь Филантропос, в стенах которого во времена турецкой оккупации тайно действовала школа. Здесь хранится древняя икона св. Иоанна Нового Мученика. В монастыре Панагиа Элеуса покоится частица мощей св. Иоанна. Все монастыри расположены либо в самой деревне, либо в нескольких минутах ходьбы от нее. Если храмы окажутся закрыты, попросите открыть их для вас. Обойти пешком весь остров можно минут за сорок-пятьдесят.

Поделитесь с друзьями:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • Add to favorites
  • Live
  • LiveJournal
  • Print
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Сто закладок
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 6 =

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA