Православные молитвы

Митрополичий собор Свт. Григория Паламы

Митрополичий собор св. Григория Паламы

Митрополичий собор св. Григория Паламы. Конец XIX века.ф
На пересечении улиц Айя София и Митрополеос, в одном квартале от берега, стоит Митрополичий собор — красивый храм в честь святителя Григория Паламы, с мощами этого Святого, который был при канонизации провозглашен «величайшим из Отцов Церкви». Собор строился с 1891 до 1914 года и стал первой крестокупольной церковью, возведенной в оккупированных турками Салониках. После землетрясения 1978 года, когда пришлось заново расписывать храм фресками, под алтарем обнаружилась потайная крипта, которую возможно, построили и использовали как секретное убежище во время борьбы македонцев за освобождение (1904—1908 гг.). В наши дни в этой крипте размещается историческая выставка. Мощи святителя Григория покоятся в красивой серебряной раке, под сенью, справа от входа в храм.

Святитель Григорий родился в 1292 году. Его отец был членом Императорского сената, близким другом и советником Императора Андроника II. Мальчику, получавшему образование и воспитание под покровительством Императора, был обеспечен мирской успех и положение при Дворе.

Детство Григория прошло среди руин золотого века Империи. Мирское величие Византии к тому времени уже стало историей. От военной мощи Византии осталось лишь несколько крепостей в Малой Азии (девять десятых этих земель уже были под властью турок), несколько маленьких островов и обширные территории нынешней Северной Греции, Македонии и юга Боснии-Герцеговины. Европейской части страны постоянно угрожали сербские войска. Крит и Эвбея находились под властью венецианцев. Афины, Фивы и множество более мелких островов — под властью французов. Константинополь «дышал на ладан» при безмятежно-благодушном Императоре Андронике II, которого историки обвиняют в том, что он «то ли спал, то ли умер». Его не интересовала война и, кажется, не заботил тот факт, что турки, западноевропейцы и даже православные братья сербы забирали себе земли, принадлежавшие его Империи, некогда простиравшейся от Испании до Персии. В отчаянной попытке остановить процесс распада Империи группа знатных людей во главе с Иоанном Кантакузеном, захватила Константинополь, сместила с престола Императора и посадила на трон его внука Андроника III. Андроник II даже и не помышлял о том, чтобы вернуть себе власть — напротив, он, по всей видимости, с благодарностью удалился в монастырь, где до самой смерти был известен просто как отец Антоний.

В возрасте двадцати с небольшим лет Григорий, неудовлетворенный и изучением философии, и жизнью при Дворе, отправился со своими двумя братьями, Макарием и Феодором, на Гору Афон. Он провел там восемь лет, учась непрестанной молитве, потом десять лет жил в уединении высоко в горах, в пещере, недалеко от македонской границы, после чего вернулся на Святую Гору.

Из рассказов о явлении святителю Григорию Богородицы и святых в этот период его жизни мы узнаем, что его уединение принесло обильные духовные плоды. Как-то раз, когда Григорий предавался созерцательному размышлению, перед ним предстал святой апостол и евангелист Иоанн и спросил: «Что за причина, что взывая к Богу, ты всякий раз только повторяешь: «Просвети тьму мою, просвети тьму мою?», на что Григорий ответил: «Что другого должен я просить, кроме этого — да просвещусь и узнаю, как творить волю Его святую?» И апостол Иоанн сказал: «По воле Владычицы всех, Богородицы, с этой поры я буду с тобой неотступно».

В другом случае, уже позже, ему явился преподобный Антоний Великий. Григорий тогда жил в киновии, и братия позвала его на службу накануне праздника преподобного Антония, но Григорий решил остаться в своей келье. Во время молитвы преподобный Антоний пришел к нему со словами: «Хорошо и совершенное безмолвие, но и общение с братством иногда необходимо». Эти слова, убедили Григория, и он отправился на службу, доставив этим радость всем инокам того монастыря.

Свт. Григорий Палама

Также на Афоне, в келье возле Великой Лавры, Григорий получил откровение о том, что настало время выйти на служение ближним. В Житии об этом повествуется так: «…однажды, во время молитвы, Григорий чувствует, что он погрузился в сон, и ему представилось, будто в руках его — сосуд чистого молока, до такой степени полный, что он переливается через край; вслед за тем показалось, что молоко приняло вид лозного ароматического вина, которое, переливаясь также через край сосуда, омочило руки его и одежду и потом, струясь всюду, выдыхало (издавало) из себя дивный аромат. Чувствуя сладость аромата, Григорий радовался. Между тем, является ему светлый юноша и говорит: «Почему бы тебе не передать и другим этого чудного питья, так утрачиваемого тобою без всякого внимания? Или не знаешь, что это неиссякающий дар Божией благодати?» «Но если в настоящее время нет нуждающихся в таком питии,- отвечал Григорий, — кому передать?» «Хотя в настоящее время, действительно, нет жаждущих, — возразил юноша, — но ты все-таки обязан исполнить долг свой и не пренебрегать даром Божиим, в котором Владыка потребует от тебя отчета»…Значение молока святитель Григорий впоследствии объяснял так, что это дар слова обыкновенного для сердец простых, требующих нравственного учения; а перемене молока в вино придал он смысл гораздо высший — именно, этим означалось, что нужда со временем потребует от него слова догматического и небесного… С той поры, кроме слова устного, святитель Григорий начал составлять систематические свои произведения и проявлять дар чудотворения…»

Литературные труды святителя Григория были направлены прежде всего на защиту исихастской традиции Иисусовой молитвы, которая, в особенности на Афоне, развилась в утонченную и искусную аскетическую практику. Он стремился примирить многовековые противоречия в споре о том, насколько близко может христианин познать Бога. Святитель Василий Великий писал ранее: «Действия разнообразны, а сущность проста, и мы говорим, что можем познать нашего Бога по Его действиям, а что можем приблизиться к самой Его сущности, не утверждаем. Ведь к нам нисходят Его энергии, а Его сущность остается неприступной». Святитель Григорий принял и развил эту мысль, взяв в качестве источника мистического познания Бога и его энергий Преображение Господа на горе Фавор. Он писал, что на Фаворе Бог явил не Свою сущность, а действие Своей благодати, подобно тому как солнечные лучи — это не само солнце. Есть и другие библейские примеры действия благодати Божией — Неопалимая Купина, встреча апостола Павла с Господом на пути в Дамаск, после которой Павел на время ослеп, вознесение пророка Илии на Небо в огненной колеснице. Святитель Григорий учил, что практика исихазма может привести благочестивого инока к въдению нетварного света — и это будет опыт познания Бога, но не в Его сущности, а в Его благодатных энергиях.

В 1337 году в Константинополь приехал высокообразованный итальянский монах Бернард Варлаам, человек с большими связями. Он высказывал свою преданность Восточной Церкви, написал несколько трактатов, в которых рассматривались догматические ошибки Запада. Благодаря своей учености и эрудиции, он был благосклонно принят при Дворе, а потом назначен настоятелем одного из монастырей. Потерпев поражение в споре с константинопольским богословом Никифором Григора, он оставил монастырь и столицу и отправился в Салоники (тогда он назывался Фессалоники), где открыл собственную школу. Возможно, он был искренен в своих убеждениях, но, скорее всего, искал еше один способ войти в официальные церковные круги, но факт остается фактом: познакомившись весьма поверхностно с учением исихастов и уверившись в том, что это учение, по его понятиям, ошибочно, Варлаам устно и в многочисленных сочинениях начал нападать на исихастов, назвав практику молитвенного созерцания соблазнительной. Он считал, что разговор об опыте какого-либо познания Бога сам по себе является кощунством, и не признавал принцип «сущности и энергий». Он говорил, что прямое познание Бога невозможно, а Божественный свет на горе Фавор был тварным.

Митрополичий собор св. Григория Паламы

Григорий обменивался с Варлаамом полемическими работами, желая показать ему, что традиция исихазма является неотъемлемой частью в системе православного богословия, но, конечно, убедить Варлаама ему не удалось. Два года спустя Варлаам, не справившись с возложенной на него миссией в отношении папы римского (Византийский Император и Патриарх убеждали его просить военной помощи против турок и организовать соборную встречу для урегулирования догматических споров между Востоком и Западом), снова начал резко критиковать исихазм. На этот раз было созвано заседание Синода, на котором выступили Варлаам и Григорий. Синод признал учение исихастов и их молитвенную практику истинными. Святителю Григорию удалось отстоять истинность Православного учения о том, что Бог не только трансцендентен, но и имманентен миру, но это, как оказалось, было лишь началом борьбы.

Через четыре дня после заседания Синода внезапно умер Андроник III, оставив своего сына Иоанна V Палеолога на попечение своего советника Иоанна Кантакузена. Кантакузен годами управлял делами Империи за Императора, который был почти так же слаб и нерешителен, как и его дед. Супруга Андроника, католичка Анна Савойская, опасалась влияния Кантакузена и после смерти мужа старалась поскорее отстранить его от дел и отправить подальше от Императорского Двора. Предвидя те последствия, которыми могло обернуться для Империи регентское правление Анны, Канатакузен провозгласил себя Императором, и страна оказалась в состоянии гражданской войны.

После первого заседания Синода Григорий возвратился на Гору Афон, но вскоре его вызвали обратно в Константинополь, принуждая дать отчет в своих убеждениях Патриарху Иоанну Калеке. В Константинополе Паламу арестовали и привезли в Царский Дворец. Здесь состоялось нечто вроде нового собора — суда, после которого, приказом Императора святителя Григория заключили без права общения с внешним миром сначала, по-видимому, при резиденции самого Патриарха, а потом в монастырь. Спустя несколько месяцев Григория снова вызвали на заседание Синода для пересмотра его богословских взглядов. Зная, что цель этого заседания заключается в дискредитации его как богослова и не имея надежды отстоять свои взгляды без рукописей и книг, хранившихся на Святой Горе, он тайно ушел во Фракию. Его привезли обратно в Константинополь силой, но на этот раз вместе с ним в тюрьму попало несколько десятков его сторонников.

Патриарх, давний сторонник Анны, сделал попытку примирить ее с Кантакузеном. Императрица восприняла его вмешательство как измену. Однако она опасалась, что против нее может выступить Церковь и освободила Григория и иноков-исихастов. Затем она устроила собрание епископов, на котором сама и председательствовала, и ей удалось сместить Патриарха на том основании, что раньше он поддерживал взгляды Григория.

Тем временем Кантакузен, которому не терпелось взять Константинополь, выдал свою дочь Феодору замуж за оттоманского эмира Орхана, и зять ответил на его просьбу о помощи, предоставив в его распоряжение шеститысячное турецкое войско. Войско вошло в Константинополь во главе с Кантакузеном на следующий день после празднования, состоявшегося при Дворе в связи с оправданием Григория. Кантакузен не только не стал грабить город, как все опасались, но даже гарантировал безопасность Иоанну V Палеологу и его матери. Более того, он предложил мальчику разделить с ним власть в качестве соправителя. Двойная коронация состоялась в день памяти святых Константина и Елены, 13 мая 1347 года, а спустя неделю Кантакузен объявил о том, что его тринадцатилетняя дочь Елена выходит замуж за малолетнего Императора. Таким образом, на Престоле оказалось сразу два Императора и три Императрицы — третьей была жена Кантакузена Ирина.

На следующий год Патриарх Исидор поставил Григория Паламу архиепископом Фессалоник.
Но служить на этом месте новому Архиепископу было весьма и весьма нелегко. Он больше чем на год оказался изолирован от своей епархии в результате деятельности группы, называвшей себя зилотами. Они установили в Фессалониках свое правление и не пускали туда ни знать, ни духовенство. Наконец, в 1349 году он получил свою кафедру. Но даже после этого ему не удалось спокойно служить. Его учение о Божественных энергиях снова подверглось критике со стороны видных византийских богословов того времени, в том числе Акиндина и Никифора Григора. 15 августа 1351 года был созван новый Собор, на котором оба Императора, Патриарх и тридцать семь епископов подтвердили, что учение исихаста святителя Григория является православным. Высказываются предположения, что такое решение было вынесено отчасти по политическим соображениям. Однако какими бы мотивами ни руководствовался Собор, этим решением он исполнил волю Божию. Политический хаос оказался лишь фоном, на котором одно из глубочайших православных учений стало общецерковным догматом.

Новый собор навсегда разрешил спор об исихазме, но что касается потрясений как в политике, так и в жизни самого Григория, это был далеко не конец. Императоры ссорились между собой, и в коние концов Кантакузен сместил Иоанна Палеолога, посадив вместо  него на Престол своего сына Матфея. В 1353 году до Афона дошла весть о примирении Кантакузена и Иоанна Палеолога. Архиепископ Григорий, уже несколько месяцев болевший, так обрадовался, что отправился в Фессалоники поздравить правителей. Но по пути его корабль попал в руки турецких пиратов.  Они заковали святителя Григория в цепи, били и морили его  голодом.
Его отвезли в турецкую столицу и позволили жить в одном из монастырей Никеи, пока на родине собирали деньги  для его выкупа.

Тем временем Иоанн Палеолог, желая править единолично, захватил с помошью генуэзских войск весь оружейный арсенал , столицы и сверг с Престола своего старого наставника
Кантакузена. Так закончилось правление одного из самых блестящих и деятельных Византийских Императоров. Кантакузен и его супруга Ирина поступили в монастыри и прожили остаток дней в ангельском чине. Матфей еще несколько месяцев продолжал борьбу против Иоанна Палеолога, а потом по совету отца присягнул на верность Императору Иоанну, и, будучи ровесниками,  они стали близкими друзьями.

Святитель Григорий же приехал в столицу через несколько дней после выплаты выкупа и восхождения на Престол молодого Императора. Турки отпустили святителя Григория, но Иоанн Палеолог не оказал ему должного приема, считая, что знаменитый исихаст поддерживал Кантакузена. Возможно, Архиепископа даже опять посадили под домашний арест.
Как бы там ни  было, он вернулся в свою епархию лишь в 1356 году, а 14 ноября 1359 года скончался после тяжелой болезни. Через девять лет  после кончины он был канонизирован.

Мощи свт. Григория Паламы

Главный защитник и практик традиции исихазма вынужден был провести большую часть жизни не в уединении, коего  жаждала его душа, а в центре политического хаоса последних десятилетий существования Византии. По воле Божией, богословское наследие святителя Григория питало Церковь своей живительной силой — в трудах преподобного Никодима Святогорца, святителя Макария Коринфского, участников движения Колливадов в Греции, преподобного Паисия (Величковского) в Румынии и учеников преподобного Паисия в России, где это учение в восемнадцатом веке привело к расцвету старчества (в том числе, в Оптиной пустыни). Если будет на то воля Божия, оно переживет и наши времена.

Паломники могут не только приложиться к мощам святителя Григория в Митрополичьем соборе в Салониках, но и посетить пещеру недалеко от Верии, в монастыре святого Иоанна Предтечи, где он в течение десяти лет подвизался, совершая множество чудес, предаваясь молитве, бдению и посту.

Дни памяти святителя Григория 14 ноября и второе воскресенье Великого поста.

Поделитесь с друзьями:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • Add to favorites
  • Live
  • LiveJournal
  • Print
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Сто закладок
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 3 =

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA