Православные молитвы

Митилини (Лесбос)

Святые мученики Рафаил, Николай и Ирина.

Митилини — это красивый малонаселенный остров, третий по величине из всех греческих островов. Он расположен недалеко от берега Турции и отделен от него лишь узким проливом. Остров покрыт оливковыми рощами, без которых немыслим ни один греческий пейзаж, низким кустарником и высокими соснами. В античные времена Митилини был известен как центр классической культуры, здесь располагалась знаменитая философская академия, в которой преподавали Эпикур и Аристотель; на Митилини в седьмом веке до Рождества Христова жила прославленная поэтесса Сапфо.

Однако Митилини известен не только как светоч античного мира, но и, в не меньшей степени, как оплот православной святости. Со времен первых митилинских мучеников, здесь жило сорок семь канонизированных святых, почитаемых ныне православными жителями острова. Среди святых, наиболее любимых местным населением — настоятельница Олимпиада с сестрами, принявшие мученическую кончину от рук пиратов в 1235 году. На Митилини в церкви деревни Айясос хранится одна из икон, написанных святым Лукой. Кроме того, на Митилини почивают мощи святого Феодора Византийца, умученного турками в 1795 году. За
последние тридцать лет Митилини приобрел еше большее значение для православных христиан. Это произошло в связи с обретением мошей святых мучеников Рафаила, Николая и Ирины мучеников пятнадцатого века и чудотворцев нашего времени.

Монастырь святого Рафаила

В конце 1950-х годов на холме над деревней Терми, в четырнадцати километрах от порта Митилини, была обнаружена одна замечательная находка. Это место, называемое Карьес (в прошлом «Панагия Карьесская»), было давно известно жителям Терми. Они веками пасли здесь овец возле небольшой часовни, вокруг которой в беспорядке разбросаны обтесанные камни, свидетельствующие о том, что когда-то очень давно здесь был монастырь. Нередко люди, побывавшие на этом холме, рассказывали, что явственно ощущали здесь некое чудесное благоухание. У местных христиан существовала многовековая традиция: во вторник Светлой Седмицы они собирались здесь с зажженными свечами и служили литургию. Причина возникновения этой традиции давно забылась, но сама она бережно сохранялась. К тому же, местные пастухи и жители деревни столетиями рассказывали о появлении здесь неизвестного монаха, иногда с кадилом в руке, который исчезал при приближении к нему людей, растворяясь в светлом облаке. Видели неземное сияние и вокруг самой часовни. Иногда на холме слышалось пение большого хора и колокольный звон.

В 1917 году турецкие управляющие, владевшие здесь некоторой собственностью, попросили местную полицию разобраться во всех этих тайнах, но расследование пришлось внезапно прекратить, после того как лицо, руководившее расследованием и турецкий управляющий (ариф-эфенди) увидели этого монаха собственными глазами.

Уроженка Терми Варвара Эконому, ныне живущая в Америке, рассказывала, что видела этого неземного инока в раннем детстве. Однажды она потеряла своего любимого ягненка и в поисках его добралась до Карьеса. Обыскивая склон, вдруг увидела, что к ней приближается незнакомый священник. Она решила, что он из какой-нибудь соседней деревни и спросила: «Отче, Вы не видели моего ягненочка?» Он улыбнулся и исчез. В то же мгновение к ней подскочил ягненок, и она повязала ему на шею веревку и спокойно повела домой. Опасаясь, что родные и соседи сочтут ее безумной, она много лет никому не рассказывала об этом происшествии.

Семидесятипятилетняя Гераклия Карагеоргиу, приехавшая в монастырь через несколько лет после обретения здесь в 1959 году мошей святых, рассказала настоятельнице еще об одном подобном случае. Родители, будучи крайне бедны, отдали ее — совсем еще ребенка — прислуживать в богатой семье на Митилини за пищу, одежду и крышу над головой. Хозяйка Гераклии имела жесткий, неуступчивый характер и часто заставляла девочку проходить путь в четырнадцать километров от Митилини до Терми, где та должна была помогать собирать маслины, так как хозяйка отдавала ее за плату внаем другим фермерам:

Мне было тогда пятнадцать или шестнадцать лет, и поскольку я была молодая, хозяин поручал мне вести ослика. Однажды днем, когда мы собирали маслины, начался проливной дождь… молния, шквальный ветер, гром… в обшем, гнев Господень. Сборщики маслин побежали в укрытие, и я с ними, таща за собой ослика, тяжело нагруженного маслинами. Ослик споткнулся и упал. Я пыталась тянуть его, чтобы он встал на ноги, но это оказалось невозможно, и, сильно испугавшись потопа, я стала кричать: «Панагия моя, Святой мой Ангел, спасите меня, помилуйте меня». Я стояла у большого дуба возле церкви в честь Панагии и вдруг увидела высокого священника, одетого в древние одежды. Он сказал: «Нтур», то есть «Остановись». Потом он подошел ко мне, и я подумала: «Очень странно, что вокруг него не падает дождь». Он произнес: «Не бойся. Я — христианин, мое имя — Рафаил». В одно мгновение он схватил мои мешки, взвалил их на осла, и они каким-то образом прикрепились к седлу, хотя он их не привязывал. Он сказал: «Иди прямо по тропе и ничего не бойся». Он прошел два-три шага рядом со мной, а потом вдруг исчез в сиянии дивного света, достигавшего неба. Придя в себя, я поняла, что это был святой, и, перекрестившись, пошла вперед со своим осликом, пока не дошла до деревни.1

После обмена населением между Грецией и Турцией в 1921 году этот склон, раньше принадлежавший туркам, отдали семье беженцев по фамилии Марангас. В 1959 году, во исполнение обета, данного матерью семейства, Анжелики, здесь построили небольшую церковь. 3 июля, при подготовке земли под закладку фундамента, рабочие откопали могилу, в которой лежали человеческие останки, издававшие благоухание. Глава лежала на каменной подушке примерно в двадцати пяти сантиметрах от тела. Руки были перекрещены на груди, как при молитве. В черепе недоставало челюстной кости. В могиле также нашли византийскую керамическую пластинку с выдавленным на ней изображением креста.

Начальник бригады, Дукас Тсолакис, собрал все кости и небрежно бросил их в какой-то мешок. Но когда он хотел передвинуть этот мешок, не смог даже приподнять его, такой он оказался тяжелый. После следующей попытки сдвинуть мешок с места, у него парализовало руку. Другой рабочий, Леонидас Сидерас, пнул мешок ногой, и тут же нога у него онемела. Окаменев от ужаса, бригадир подумал, что надо перекреститься, и когда начал креститься, парализованная рука стала слушаться его. Они сразу же отправились в деревню и попросили священника придти и отслужить панихиду. Священник отказался: «Как я могу служить по нему поминальную службу? Ведь мне не известно, кто он такой. Я даже не знаю его имени». Однако в ту же ночь этот Святой явился во сне священнику и некоторым другим местным жителям и сообщил, что его имя — Рафаил, родился он на острове Итака. Подобные сны видели местные жители несколько месяцев подряд, причем иногда люди, совершенно не знакомые друг с другом, видели в одну и ту же ночь один и тот же сон. В каждом подобном сне Святой сообщал: «Я — святой мученик Рафаил. Останки, обнаруженные в Карьесе — мои. Я принял мученическую кончину от рук турок 9 апреля 1463 года. Я — тот монах, который являлся здесь людям на протяжении веков».

Прошло несколько недель после того, как Святой начал являться людям в снах, и история его жизни раскрылась. В миру он носил имя Георгиос Ласкаридис и происходил из состоятельной семьи. Получив отличное образование, он какое-то время служил в армии, а потом стал монахом. Вскоре его рукоположили в сан священника и отправили служить в Афины, в храм Димитрия Лубадиариса у подножия Акрополя. Потом он был архимандритом во Вселенском Патриархате, в Константинополе. Однажды его отправили на богословскую конференцию во Францию, в город Морлэ, и там он познакомился с молодым греческим студентом из Салоник, имя которого было Николай. Архимандрит Рафаил оказал глубокое влияние на выбор этим юношей жизненного пути, и тот стал монахом, а потом и диаконом. Архимандрит Рафаил и Николай крепко подружились и уже не расставались.

Когда в 1453 году Константинополь захватили турки, друзья бежали с северо-востока Греции на Митилини, который тогда еще не был оккупирован. На Митилини они обосновались в монастыре Рождества Богородицы. Долгое время здесь жил всего один монах, а после их прихода образовалась небольшая община во главе с отцом Рафаилом. Девять лет братия жила спокойно, турки их не трогали, так как правители острова исправно платили ежегодную дань Мохаммеду Завоевателю. Однако в 1462 году султан все-таки захватил остров силой, после семнадцатидневной осады. Захватчики не появлялись в монастыре до весны следующего года, а в апреле 1463 года в Терми произошло небольшое восстание, и оккупанты пришли в монастырь, так как сюда бежали, скрываясь от преследований, глава Терми Василий с семьей, школьный учитель Феодор и некоторые другие местные христиане.

В пятницу Страстной Седмицы турки, явившись в монастырь, схватили настоятеля Рафаила, дьякона Николая, Василия с семьей и Феодора. Остальные христиане скрылись в лесу. Решив, что монахи прячут повстанцев, турки начали пытать пленников. Двенадцатилетней Ирине, дочери Василия, отрубили правую руку, пытаясь заставить ее родителей выдать местонахождение зачинщиков восстания. Родители девочки, не желая никого выдавать, в ужасе смотрели, как турки вместе с наемником из Германии по имени Швейцер, собрали дрова, развели огонь и заживо сожгли маленькую Ирину в большом глиняном котле. Ее отца, мать и Феодора тоже замучили до смерти.

Во вторник Светлой Седмицы турки жестоко избили святого Рафаила, волокли его по земле за волосы и бороду. Ударив его несколько раз штыками, повесили его вниз головой на дереве и распилили ему челюсть, после чего он умер. Диакона Николая привязали рядом с ним к дереву, и он скончался от разрыва сердца при виде страданий своего друга и настоятеля. Монастырь турки подожгли, а сами ушли из этого места. В следующую ночь двое иноков этого монастыря, Акиндин и Ставрос, скрывавшиеся в горах, привели старенького, слепого деревенского священника, чтобы он отпел мучеников. Святого Рафаила похоронили в центральной части храма. В течение последующих пятисот с лишним лет местные жители по традиции ежегодно посещали это место во вторник Светлой Седмицы, хотя история возникновения этой традиции со временем забылась.

С того момента, как были обретены святые мощи, мученики Рафаил, Николай и Ирина являлись многим. Иногда они приходят вместе, иногда в одиночку. Взрослым они являются в основном во сне, а детям иногда и наяву. Чаще всего люди видят одного святого Рафаила. По рассказам очевидцев, это высокий средних лет инок с темными курчавыми волосами, носом с легкой горбинкой, недлинной бородой (черной с проседью) и благородными очами небожителя. Иногда он приходит в полном облачении, но чаще всего — в простой монашеской рясе. Святой Николай, как говорят, ниже его ростом и тоньше, светловолосый, внешне очень хрупкий человек. Ирина выглядит как девочка двенадцати лет, каковой она и была. Она чаще всего одета в длинное желтое платье с поясом вокруг талии. Волосы уложены в две длинные косы, обрамляющие лик святой мученицы.

Одной из первых, кому явился святой Рафаил после обретения его мощей, была Екатерина Литра, жительница соседней деревни Памфила. В конце зимы 1997 года мне удалось провести с ней целый день и говорить с ней. Сейчас ей более восьмидесяти лет, но она до сих пор очень активна. Она много времени проводит в своей маленькой иконописной студии, расположенной у нее в доме, занимаясь иконописью. Ее дом — это красочная галерея ее работ, ими увешаны все стены от пола до потолка. Она также является автором книги, переведенной на английский язык под названием «Messages of the Newly-Appeared at Lesbos, St. Martyr Raphael» («Разговоры с новоявленным мучеником Рафаилом с острова Лесбос»), в которой подробно описаны случаи явления ей святого Рафаила. Введение и предисловие к этой книге написали епископ Митилинский Иаков и архимандрит Амвросий Ленис. Большая часть наставлений, данных ей святым Рафаилом, относится лично к ней и касается только ее жизни: исцеления ее мужа, ношения скромного платья, подаяния милостыни и оказания гостеприимства. Однако там есть и наставления относительно того, как рассказывать людям о новоявленных святых и управлять средствами для строительства нового монастыря, переданными в ее руки.

Посещение дома Екатерины оказалось чрезвычайно интересным. Этот дом, кажется, открыт для всех, кто захочет придти к ней в гости. Пока я у нее сидела, к ней постоянно забегали дети — просто поздороваться, соседки разговаривали между собой на кухне, как у себя дома, старички и старушки заходили на чашку чая и на обед. Екатерина ухаживала за гостями спокойно и с любовью. Я спросила ее, почему старички приходят к ней поесть, и она ответила, что вскоре после того, как святой Рафаил начал являться ей (в начале 1960-х), он сказал: «У тебя достаточно хлеба насущного, теперь ты должна каждый день кормить бедных».

Когда речь зашла о его мошах, Екатерина вспомнила, что целых три года после их обретения от могилы исходило благоухание мира, хотя вокруг, в одном-двух метрах от этого места, земля пахла лишь пылью и плесенью. Екатерина рассылает людям в разные концы света кусочки ваты, смоченные святой водой из монастыря. Одна австралийка, больная раком, получив от Екатерины конверт с кусочком такой ваты, ощутила благоухание мира по всей комнате еще до того, как вскрыла конверт, хотя вата была пропитана не миром, а святой водой. Проглотив маленький кусочек этой ваты, она исцелилась.

Одна из самых интересных историй, рассказанных Екатериной, пока нигде не записана. Эта история произошла с двумя страдавшими телесными недугами священниками, приехавшими в монастырь святого Рафаила в надежде на исцеление. Они подошли к иконному углу в ее мастерской, перекрестились и сели за стол в соседней комнате (столовой), из которой виден иконный угол в мастерской. Сидели, разговаривая о святом Рафаиле, когда он сам вдруг появился в студии перед иконами, поднял руку, благословил их и исчез. Его видели все трое присутствующих. Оба священника в тот же миг почувствовали, что исцелились. Екатерина потом отгородила то место в иконном углу, где стоял Святой, невысокой деревянной перегородкой.

Как уже было сказано, вскоре после обретения мощей святого Рафаила, он стал являться людям во сне и наяву. Некоторым из людей он сказал, что одна монахиня по имени Евгения Клейдара, бывшая ранее настоятельницей обители Покрова Богородицы на острове Хиос, должна возглавить возрождающийся на Митилини монастырь. Мать Евгения и сама видела святого мученика Рафаила, и он сообщил ей, что ей предстоит восстановить обитель и руководить ею. В то же время ей стали приходить письма, и к ней начали приезжать люди, дотоле ей не известные, и все они рассказывали, что им во сне явился святой Рафаил и просил сообщить ей о том предназначении, которое определено для нее свыше. Мать Евгения согласилась взять на себя исполнение этого послушания, и 12 сентября 1963 года новая обитель получила официальный статус. На этом месте был возведен обширный комплекс зданий — храмы, келии и трапезные. Главный храм стоит на том месте, где были могилы святых. Отец игумении Евгении, проявив щедрость и благородство, финансировал немалую часть строительства и покупку новых земель вокруг монастыря. Сейчас в монастыре живут почти сорок монахинь, многие из которых были приняты по просьбе самого святого Рафаила, являвшегося матери Евгении в видениях.

Святая преподобномученица Олимпиада с сестрами

Недалеко от этого места были обретены и мощи святой мученицы Олимпиады. Ее житие поведал в видениях святой Рафаил, подтвердив истинность предания, согласно которому здесь когда-то стояла женская обитель. Из откровений святого Рафаила люди узнали, что развалины в Карьесе когда-то были женским монастырем и что в тринадцатом веке его разрушили морские разбойники. Вероятнее всего, это были смешанные пиратские команды, состоявшие из уроженцев Запада, Византии и мусульманского Востока, опустошавших северо-восточное побережье Эгинских островов. Среди мучеников, чьи имена дошли до нас — игумения Олимпиада, родившаяся на Пелопоннесе, и сестра Евфросиния. Евфросиния приняла мученическую кончину 11 мая 1235 года: ее подвесили на дереве и заживо сожгли. Примерно тридцать сестер были обесчещены и убиты. Настоятельницу Олимпиаду жгли огромными свечами, после чего ей в череп через уши вогнали раскаленные докрасна железные прутья. Когда обнаружили ее могилу, в ее черепе, в том месте, где были уши, действительно нашли два больших гвоздя, и еще один гвоздь был вбит в челюсть. Среди ее останков также лежали гвозди, вероятно, вбитые в ее тело во время пыток. Ее мощи, вместе с гвоздями, теперь покоятся в монастыре вместе с мошами святых Рафаила, Николая и Ирины.

Через двести лет после мученической кончины игумении Олимпиады с сестрами одна местная православная женщина по имени Мелпомени восстановила их обитель, и именно этот заново отстроенный ею монастырь потом возродили молодые иноки Рафаил и Николай.

Сейчас в монастыре три храма. Тот, что стоит во дворе возле входа, посвящен святым мученикам Рафаилу, Николаю и Ирине. Слева, при входе, находятся мощи святого диакона Николая. Они покоятся в мраморной раке с окошком внизу, сквозь которое хорошо видны. Мощи святой мученицы Олимпиады почивают в деревянном ящичке у ног святого Николая. Справа от раки святого Николая стоит стол с иконами и закругленным камнем, тем самым, на котором покоилась в могиле глава святого Рафаила. Рядом с этим столом находятся костыли, оставляемые здесь в большом количестве паломниками, которые получают здесь исцеление от паралича, и каски солдат и офицеров, чьи молитвы были услышаны святыми. (Сестры сказали, что в их обители есть еше целая комната, полная таких костылей и касок — такое количество просто невозможно хранить в церкви.) Справа от костылей в землю вкопан огромный глиняный котел, в котором сожгли святую мученицу Ирину. В противоположном конце храма покоятся ее мощи. Они видны сквозь окошко в нижней части раки.

Выйдя из храма и поднявшись наверх по ступеням, паломник окажется возле еще одной церкви, посвяшенной святому мученику Рафаилу. Здесь лежат его мощи. В обители есть и третий, «катакомбный», храм, расположенный на территории, где живут сестры. Спросите сестру, продающую внутри у ворот свечи, можно ли вам войти в него. Он стоит на месте той часовни, что была здесь, когда обнаружили мощи святого Рафаила.

Чудеса святых мучеников Рафаила, Николая и Ирины

Хотя эти мученики иногда появляются втроем, к болящим чаще всего приходит один святой Рафаил, возвещая им в снах и видениях об исцелении. Имеются письменные свидетельства о сотнях чудес по предстательству мученика Рафаила, что позволяет считать его, наряду со святителем Нектарием Эгинским и преподобномучеником Ефремом Неа-Макринским, великим чудотворцем нашего времени. Первые пять рассказов взяты мной из книг о чудесах святых, собранных и опубликованных игуменией Евгенией.

Первое чудо

Первое из известных людям чудес святого Рафаила произошло в сентябре 1959 года, всего через несколько недель после обретения его мошей. Это было исцеление жительницы Терми. Параскеви Дургуна, находившейся при смерти. Три ее дочери пришли в часовню в Карьесе попросить помощи у новоявленного Святого. В ту ночь Параскеви приснился некий монах. Он сказал:
«Приходи, поклонись моим мощам, и я исиелю тебя». Утром девушки отнесли мать к этой часовне и, приложившись к мошам, она полностью выздоровела.

Вскоре после исцеления Параскеви Дургуна произошло чудо с жительницей Карьеса Василики Раллис, страдавшей острыми болями в животе и готовившейся к операции. За несколько дней до того, как ей нужно было ложиться в больницу, она пошла к часовне и стала молиться перед иконой Божией Матери и у мошей святого Рафаила. Когда она вернулась домой, муж и свекровь отругали ее за то, что прошла большое расстояние в гору в таком ослабленном состоянии. Она уснула в слезах, и ей приснился святой Рафаил. Он сидел у ее постели, говоря: «Не плачь, Василики. Меня жестоко убили за Христа, а тебя отру гати за меня. Я покажу им, что они ошибаются». Он поднял руку, несколько раз перекрестил ее больной живот и сказал: «Василики, ты здорова. Продолжай идти тем же путем, чадо мое, и я буду ходатайствовать за тебя пред Господом». Проснувшись утром, она чувствовала себя хорошо, и хотя муж и свекровь не поверили ей, отказалась идти к врачу и больше никогда не страдала болями в желудке.

Послушница из Австралии
Игумения Евгения рассказывает, что одна из ее инокинь, Мария Адамакис, выросшая в Австралии, пришла в обитель по предстательству святого Рафаила. Однажды ночью, когда настоятельница стояла на молитве, увидела вдруг, что находится в незнакомой комнате в какой-то чужой стране, и в этой же комнате стоит на коленях в молитве неизвестная ей молодая девушка. Святой Рафаил, который тоже был там, обернулся к матери Игуменье и произнес: «Ты должна принять Марию». Потом он слегка похлопал девушку по плечу со словами: «Иди, иди, ты найдешь там себе доброе пастбище». Придя в себя, игуменья рассказала обо всем сестрам. В течение нескольких месяцев они ждали прихода Марии, не имея возможности связаться с ней, поскольку не знали ни ее фамилии, ни адреса. Когда та наконец прибыла, то в подробностях повторила рассказ о той же самой сцене, что приснилась настоятельнице в Карьесе, и даже описала платье, в которое была одета.

Исцеление от туберкулеза

В сентябре 1961 года Мария Варутелис из деревни Айясос на острове Митилини сидела у постели мужа, страдавшего туберкулезом в последней стадии. Однажды вечером перед отходом ко сну она усердно помолилась святому Рафаилу, прося помощи. Потом заснула, и ей приснилось, что в дом вошел святой Рафаил с золотой коробочкой в руках. Он подошел вплотную к ее мужу, помолился и осенил его крестным знамением. Мария прошептала: «Побудь в моем доме еще немного». Но Святой ответил: «Я должен идти, чтобы исцелить еще одного человека». После этих слов он исчез. Муж Марии проснулся на следующее утро здоровым. Они отправились в Карьес поблагодарить Святого за исцеление. Врачи впоследствии подтвердили факт его совершенного выздоровления.

Исцеление от ожегов

Приводим свидетельство одной гречанки: В 1969 году мой сын, Костас, студент Университета, и двое его товарищей получили страшные ожоги при взрыве котла с кипящим жиром. Его тело было целиком покрыто ожогами, и врачи в приемном покое Скорой Помощи сказали, что он, вероятно, умрет, но даже если выживет, останется парализованным и будет страдать обширной потерей памяти. Я стала от всего сердца молиться святому Рафаилу, прося сжалиться надо мной и спасти моего ребенка, чтобы у Костаса не осталось таких ужасных
последствий, а если это невозможно, «пусть Бог заберет его сегодня вечером и избавит нас обоих от страданий».

В ту ночь я в полусне видела себя на Митилини. Ко мне подошел святой Рафаил в белой рясе и сказал: «Магдалина, Костас исцелится и скоро вернется домой без всяких следов от ожогов». Той ночью сын также видел святого мученика Рафаила. Ему показалось, что Святой стянул с его тела слой почерневшей кожи, сверху донизу, и после этого произнес: «Ты теперь совсем здоров». С того момента он стал быстро поправляться, и через пятнадцать дней выписался из больницы — без единого шрама на теле! Врач, лечивший его, признал, что над ним свершилось великое чудо.

В центре— камень, найденный в могиле св. Рафаила под главой. Справа — костыли, оставленные людьми, которые получили исцеление по молитвам святого и каски военных;

Исцеление от гепатита

О следующем чуде мне рассказал житель Афин Георгий Мисирис, получивший в июне 1969 года исцеление по предстательству святого Рафаила. Письменное свидетельство об этом чуде хранится в архивах монастыря и включено в собственную книгу господина Мисириса под названием «Да будет воля Твоя», написанную на греческом языке, в которой он подробно рассказывает об этом исцелении.

Мне было сорок два года, и я уже много лет страдал заболеванием, ведущим к особой форме хронического гепатита и в конечном итоге к циррозу печени. Меня лечили лучшие специалисты, были испробованы самые разные средства, но все оказалось тщетно, и я знал, что если в ближайшее время не произойдет чудо, я умру. В одной из афинских газет я прочел о святом Рафаиле и отправился в тот монастырь поклониться его мощам. Я умолял его исцелить меня, но в тот раз не получил просимого. Думаю, это потому, что я тогда не был особенно религиозен: не причащался и не исповедовался с раннего детства, и Господь видел, что мне полезнее подождать исполнения просьбы об исцелении до того времени, пока сердце мое не изменится.

Я уехал домой и повесил у себя в комнате иконы. Каждый день молился Господу, Пресвятой Богородице и святому мученику Рафаилу об исцелении. Несколько дней спустя мне пришло письмо от Екатерины Литрас, благочестивой женщины, с которой я познакомился на острове Лесбос. В письме она сообщала, что ей явился святой Рафаил и попросил написать мне, чтобы я три раза исповедался и причастился; после этого мое здоровье поправится. Я так и сделал, а в конце июня 1969 года, уже будучи при смерти, сподобился трех чудесных посещений: святой Рафаил явился мне в ночь на 26, 27 и 28 июня. Каждый раз я засыпал вечером, но вскоре просыпался, услышав голос, говоривший мне, что в комнате находится святой Рафаил. Тело мое было онемевшим, я не мог двигаться. Хоть я и не видел Святого, но всем своим существом ощущал его присутствие и чувствовал, как он мягко прикасается к больному месту.

Кроме этих трех посещений со мной ничего больше не произошло, но именно после них я полностью поправился. Специалисты и мой личный врач, годами наблюдавший развитие моей болезни, провели анализы и рентгеновское обследование, подтвердившие факт выздоровления, за которое я до конца дней буду славить Бога и Его Святого.

Явление святой Ирины
Чаше всего святой Рафаил является один, но иногда с ним приходят святой диакон Николай и святая Ирина. Один раз (по меньшей мере) святая Ирина явилась одна, о чем поведал мне герой предыдущего рассказа господин Георгий Мисирис.

Несколько лет назад в одной из афинских больниц лежал человек со сломанной ногой. Нога сильно болела, и он громко стонал, умоляя святых придти и помочь ему. В полночь ему явилась двенадцатилетняя святая Ирина в своем обычном желтом платье, с косичками, и сказала: «Почему ты так сильно жалуешься? Разве ты не знаешь, что святой Рафаил перенес гораздо худшую боль, чем ты сейчас? Надо постараться выдержать ее с большим мужеством». Спустя мгновение добавила: «Тем не менее, мы поможем тебе,» и, осенив его крестным знамением, исчезла, а боль в ноге значительно уменьшилась.

День памяти святых мучеников Рафаила, Николая, Ирины и мученицы Олимпиады с сестрами празднуется во вторник Светлой Седмицы.

Монастырь святого архангела Михаила (Тахиархес)

(Рельефная икона св. архангела Михаила) Примерно в часе езды на северо-запад от города Митилини, недалеко от деревни Мандамадос, находится монастырь, называемый здесь просто Тахиархес («Архангел») и посвященный святому архангелу Михаилу. Во времена пиратских набегов, совершавшихся арабскими разбойниками, которые базировались на острове Крит, многие жители прибрежных районов уходили вглубь острова, пытаясь избежать нападения. Пираты об этом знали и, отплывая на зиму восвояси, оставляли на Митилини некоторое количество своих людей. Зимой эти люди, зачастую сговорившись с греческими наемниками, переодетыми в платье торговцев, выведывали местонахождение деревень внутри острова для подготовки к будущим набегам. Местные жители, узнав об этом, прихватили свои пожитки и отправились на поиски надежного убежища.

В монастыре святого архангела Михаила были оставлены несколько монахов, чтобы поддерживать монастырские сооружения в должном состоянии. Пираты, прибыв весной на Митилини, угрожали инокам расправой, если они не скажут, где находятся тайные деревни. Братья отказались выдать местных жителей и были убиты все, за исключением одного инока, работавшего в это время на холме по соседству. Он вернулся в монастырь, когда пираты уже уходили, и, увидев случившееся, забрался на крышу, чтобы убедиться, что они ушли. Сарацины издали заметили инока и повернули обратно, чтобы убить его, но вдруг над монастырем появился архангел Михаил и окружил его бушующей водЬй, из-за которой пираты не могли добраться до него. Они в ужасе бежали и, по некоторым сведениям, утонули.

Инок же спустился во двор, предал погребению тела своих мученически скончавшихся братьев и, набрав земли; красной от их крови, вылепил из нее рельефную икону святого архангела Михаила. Икона до сих пор хранится в монастырском храме и почитается чудотворной.

Праздник иконе святого Михаила совершается 8 ноября, в день Собора Небесных Сил Бесплотных, и 6 сентября, в память о чуде в Хонех.

Айясекая икона Божией Матери

Многие считают, что это одна из немногих дошедших до нас икон, автором которых признан святой евангелист Лука.: Она на протяжении многих веков хранилась в Константинополе. Во времена правления императоров-иконоборцев Константина V (741 — 775) и его сына Льва IV (775—780), иеромонах по имени Агафон взял эту икону, бежал с нею в Палестину и прятал ее там в течение двенадцати лет. С приходом к власти Императрицы Ирины (797—802) иконоборчество было осуждено церковным собором, созванным по инициативе этой Императрицы. Было восстановлено иконопочитание. После этого отец Агафон привез икону Богородицы обратно. Примерно в 803 году он поселился на острове Лесбос, купив здесь небольшой участок земли. Сначала он жил в пещере, а потом построил храм для иконы. Неизвестно, почему он выбрал именно Лесбос — быть может, он здесь родился или этот выбор был как-то связан с Императрицей Ириной, находившейся здесь в ссылке в 1802—1803 годах. Возможно, отец Агафон чувствовал, что место этой иконы рядом с Императрицей, созвавшей Седьмой Вселенский Собор и сдержавшей таким образом напор иконоборческого движения.

К отцу Агафону на Митилини приходило множество местных жителей. Они искали у него духовного руководства и с благоговением молились перед иконой Богородицы. Несколько человек так и остались жить с ним. Они стали монахами и после его кончины построили монастырь. Потом, в период временного возврата к иконоборчеству (813—842 гг.) икону снова пришлось прятать, до того момента, когда Императрица Феодора (842—855 гг.), взойдя на престол в качестве регента, полностью восстановила церковную традицию иконопочитания. В последующие века по молитвам перед иконой Божией Матери происходило множество чудес как с христианами, так и с мусульманами. В 1170 году рядом с могилкой отца Агафона в деревне Айясос был воздвигнут храм Успения Богородицы. Храм построен выше того места, где была пещера и первый монастырь, поскольку во время весенних дождей его заливает вода.

В наши дни древняя икона хранится в этом храме в красивой застекленной раме прямо под иконой Богородицы на иконостасе. Нижняя часть иконы закрыта красной материей. К сожалению, изображение на иконе почти полностью стерлось за долгие века существования этой святыни; единственное, что еще можно различить — это небольшая часть лика Младенца Христа.

На поверхности иконы видны также две нестершиеся полосы, но они настолько темные, что совершенно невозможно определить, что на них изображено. Непосредственно над древней иконой помещена ее копия, созданная по тем представлениям об этой иконе, которое сохранилось у православных христиан. Эту копию обычно выносят на крестные ходы. На красном бархате, покрывающем нижнюю часть оригинала иконы, висят драгоценности и крестики, оставленные в знак благодарности за помощь и исцеление. Надпись на иконе гласит: «Матерь Божия — Святой Сион».

Во дворе храма есть небольшой книжный киоск и два замечательных музея. На нижнем этаже представлены предметы быта, одежда и украшения жителей этих мест. На втором этаже расположен солидный церковный музей с облачениями, церковными сосудами, иконами, черно-белыми фотографиями 1920-30-х годов. Экспозиция, представленная в этих музеях, намного богаче и интереснее, чем обычно бывает в деревенских музеях. (Если они окажутся закрыты, можно попросить продавца книжного киоска открыть их ненадолго. В этом случае не забудьте оставить продавцу небольшое пожертвование.)

Праздник Айясской иконы Божией Матери приходится на 23 августа — день Отдания праздника Успения, которое на острове сопровождается крестным ходом.

Митрополичий собор и храм святых Феодоров

В нескольких кварталах от порта города Митилини, покоятся моши святого мученика Феодора Византийца. Он родился в 1774 году, во времена турецкого ига, был православным греком, учеником художника, которому султан Селим III (1788 —1807) поручил украсить стены своего константинопольского дворца геометрическим и растительным орнаментом, столь популярным у мусульман. За те четыре года, что Феодор работал во дворце султана, он подпал под влияние окружавших его мусульман и сам перешел в ислам. Однако когда срок его ученичества стал близиться к концу, в Константинополе разразилась эпидемия чумы, и он, видя вокруг себя смерть, начал задумываться о том, что и сам он смертен и что является вероотступником, отрекшимся от Христа. Он попытался бежать, но поскольку по закону был обязан отработать полный срок своего ученичества, его поймали и доставили обратно во дворец. В конце концов, ему удалось скрыться, переодевшись матросом, и бежать из Константинополя на остров Хиос.

Прибыв на Хиос, он отправился к святителю Макарию Коринфскому и стал жить у него, глубоко раскаиваясь в своем отступничестве. По прошествии времени, после длительного покаяния, поста и молитв, ему было позволено принять Святое Причастие и стать монахом. Однако Феодору этого было недостаточно. Он чувствовал потребность публично отказаться от ислама. Святитель Макарий говорил ему, что в этом нет необходимости, что он уже покаялся, и его смерть будет напрасной, но Феодор настаивал на своем: «Для меня пустяк — предстать перед людьми, но вовсе не пустяк — придти к Богу с таким грехом на душе».

В 1795 году, в возрасте 21 года, отец Феодор переоделся турком и вместе с еще одним монахом отправился на Митилини. Попрощавшись со своим спутником и приняв от него последнее благословение, он явился в турецкий магистрат, снял с себя феску и бросил ее на пол со словами: «Вы заставили меня поверить в Мухаммеда и отречься от Христа. Теперь я отдаю вам обратно вашего Мохаммеда, а себе беру свою веру во Христа». Служители магистрата сказали ему, что он сумасшедший, но молодой инок ответил: «Я родился христианином и умру христианином. Мое имя не Мохаммед, а Феодор». Его заточили в темницу, заковали ему руки и шею в кандалы и жестоко избили. Через несколько дней представители властей снова вызвали его и предложили подтвердить, что он является мусульманином. Он ответил так же, как и в первый раз: «Я родился христианином и умру христианином». Его отвели обратно в тюрьму, и там стражники неоднократно избивали его, давили тяжелыми булыжниками, вгоняли в горло острые деревянные колья и жгли его тело горяшими факелами. Несколько дней спустя он в третий раз предстал перед начальниками магистрата. Ему был дана последняя возможность сохранить себе жизнь, отрекшись от Христианства. Он отказался и был приговорен к смерти. 17 февраля его повесили.

Тело оставалось на виселице в течение трех дней для устрашения и вразумления тех, кто захотел бы последовать примеру Святого, после чего турки отдали его христианам для погребения. С самого момента смерти святого мученика Феодора начали происходить чудеса. Крестные ходы с его мощами неоднократно спасали жителей острова во время эпидемий. Местные христиане до сих пор особо празднуют день его памяти, принося цветы и зажигая на колокольне ярко украшенные фонари. В 1888 году новый паша, только что назначенный правителем эти мест, поинтересовался, что именно так широко отмечают в этот день христиане. Узнав все в подробностях, он был крайне недоволен и запретил открытое почитание святого мученика Фео-дора. На следующее утро его нашли в постели мертвым, и люди — не только христиане, но и мусульмане — восприняли это как Божий знак, как наказание за запрет почитать память Святого.

Митрополичий собор (новый) и храм святых Феодоров (старый собор) расположены в городе Митилини, в нескольких кварталах от берега. Митрополичий собор (Митрополи), где покоится глава святого мученика Феодора и мощи других святых, открыт ежедневно. Старый собор находится в одном квартале от Митрополи. Этот прекрасный древний храм официально называется собором Благовещения, но местные жители называют его «Айи Феодори», в честь святых Феодора Страти-лата, Феодора Тирона и Феодора Византийца. Обычно он открыт ранним утром и вечером во время службы.

Первым составителем жития святого мученика Феодора Византийца был святитель Макарий Коринфский. Память святого Феодора празднуется 17 февраля.

Как добраться:
Из Афин, Салоник и Кавалы: До острова Митилини ежедневно ходит паром от Пирея и один-два раза в неделю — от Салоник и Кавалы. Летают туда и самолеты компании «Олимпик Эрлайнз».

До монастыря св. Рафаила: На местном автобусе или на такси от города Митилини (остановка автобуса находится рядом с берегом). Время в пути — тридцать минут. Автобусы идут через Терми (ТИепш) до монастыря св. Рафаила, либо только до Терми, и тогда вам придется пройти пешком три километра от Терми до монастыря через оливковые роши. Путь тут довольно приятный, хотя идти нужно в гору. На дороге имеются указатели. Расписание движения автобусов обратно до Терми и города Митилини вывешено снаружи на монастырской стене.

Порт Митилини.(фото)

До монастыря Тахиархес (рельефная икона св. архангела Михаила): От автовокзала города Митилини до Мандамадоса . Ехать чуть более часа, потом идти пешком до монастыря один километр.

До деревни Айясос (икона Богородицы, написанная св. ап. Лукой): От Митилини до деревни Айясос (Agiassos) несколько раз в день ходит автобус. Ехать один час. Зимой автобусы до Айясоса отходят только в утренние часы. Последний автобус возвращается оттуда в 13:00. Если вы не успеваете вернуться на последнем автобусе, берите такси до Митилини (это обойдется примерно в 10 долларов). Прибыв в деревню Айясос, паломник легко найдет храм Успения Богородицы: его колокольня возвышается над крышами деревенских домов. От автобусной остановки до храма идти десять минут.

До Митрополичьего собора (мощи се. Феодора Византийца): Собор освящен в честь свят. Афанасия Великого. Это НЕ та большая церковь с куполом, что бросается в глаза каждому, кто стоит на берегу (это храм св. Ферапонта). Митрополичий собор — это храм меньших размеров, расположенный в нескольких кварталах к югу (справа). Его колокольня лишь немного выше крыш окружающих домов. Если не сможете сразу найти собор, спросите прохожих, как пройти к «Митрополии».

До церкви святых Феодоров (старый собор):
Идите от Митрополи, ориентируясь по указателям, на которых написано «Ag. Theodori». Нужно пройти один квартал и потом по аллее направо. Собор обычно открыт утром и вечером во время служб.

Сноски:

1.    Kleidara. Historic Facts of St.Rafael’s Holy Monastery, pg. 92.

2.    Иконы, которые считаются произведениями кисти св. Луки, в основном следующие: Киккская икона в Киккском монастыре на Кипре, Айясская икона в деревне Агиассос на острове Митилини. Панагиа Фанеромени-Кизеку в храме сь. Георгия при Константинопольском Патриархате, Панагиа Сумелская в деревне Ка-станиа возле Верии, рельефная восковая икона в монастыре Мега-Спилеон возле городка Калаврита на Пелопоннесе, Сайданайская икона Божией Матери в Сирии и икона Приветствия Богородицы в монастыре Дионисиат на Горе Афон (также сделанная из воска и мастики). Первые три иконы общепризнанно яапяются творениями св. Луки. (В данной книге мы подробно рассказываем об Айясской, Сумелс-кой, Мега-Спилеонской и Богородице Акафиста. См. соответственно главы о Митилини, Верии, Мега-Спилеоне и Афоне.)

3.    Читайте житие свят. Макария Коринфского в главе, посвященной Хиосу.

Поделитесь с друзьями:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • Add to favorites
  • Live
  • LiveJournal
  • Print
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Сто закладок
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Одноклассники

3 идей о “Митилини (Лесбос)

  1. marina

    Я УЗНАЛА ПРО СВ.РАФАЕЛ, СВ. НИКОЛАЯ И СВ. ИРИНИ ДВА МЕСЯЦА НАЗАД. С ТЕХ ПОР Я КАЖДЫЙ ДЕНЬ ВСПОМИНАЯ ИХ. МЕЧТАЮ ЧТОБ Я СМОГЛА ПРИЕХАТЬ В ЕТОМ МОНАСТИРЕ.

  2. павел

    братия потрясающий сайт сегодня узнал о новом святом рафаиле хочу отправитьтуда письмо с просьбой молеьна о страждущем р.б.павле вас просить неудобно так не могу в данный момент заплалить но если будет возможность подать записку святому рафаилу о здравии рб.б.павла буду счастлив храни вас господь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × 4 =

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA