Православные молитвы

Мистра

Развалины Мистры — это единственное место в современной Греции, где паломник еще может ощутить дыхание средневековой Византии. Монастыри Неа Мони на Хиосе и Осиу Лукас недалеко от Фивы лишь намеком свидетельствуют о том, насколько мощной была эта первая Христианская Империя. В Мистре же это богатство ограничено уже не несколькими акрами земли — это целый город, на пустынных улицах которого еще слышны отзвуки его давно прошедшей жизни. Особенно приятно здесь ранним зимним утром, когда можно побродить среди развалин и храмов почти в одиночестве и почувствовать былую силу и богатство этого последнего оплота Византийской Империи. Как и в Дель-фи, где туристам показывают самые известные из античных греческих развалин, здесь присутствует ощущение потери, но, в отличие от языческой сладковатой горечи Дельфи, печаль утраты в Мистре проникнута чувством ожидания. Ветер здесь шепчет об обретенной вере и о надежде поверженных защитников города на грядущее светлое Воскресение.
История Мистры
Франкский замок Мистра расположена на северном склоне горы Тайгетос, в шести километрах от современной Спарты. Когда участники Четвертого Крестового похода передали Византию в руки Запада,  Пелопоннес (за исключением нескольких венецианских крепостей) оказался под властью франкского сюзерена. Однако так было пока только на бумаге, а в действительности Пелопоннес надо было еще завоевать. Первым двум правителям — Готфриду I и Готфриду II Вильгардуинским, приходилось постоянно подавлять враждебность греческих феодалов и народа, а также славянских племен, населявших большую часть центрального Пелопоннеса. В 1248 году их преемнику Вильяму II удалось после успешной осады подчинить себе береговую крепость Монемвазия, бывшую ключом к захвату южного Пелопоннеса, в который входили Лакония, Мани и славянские владения на горе Тайгетос. В качестве правителя принципата Ахайи, Вильям пытался объединить земли южного Пелопоннеса посредством двух крупных центров: крепостей в Мистре и Большой Майне. Таким образом, цитадель в Мистре была построена в 1249 году как замок франков, а не как византийская крепость.
В Морейских Хрониках (метрическая поэма объемом примерно в девять тысяч строк, написанная на смеси французского,
итальянского и арагонского языков) сказано, что Вильям воздвиг эту крепость и «назвал ее Мизитрас, поскольку «так кричали люди»» сделал из нее величественный укрепленный замок». Скоро Вильям поссорился с Греческой Никейской Империей, одним из оплотов Византии, оставшихся после Четвертого Крестового похода, и в 1259 году был взят в плен в битве при Пелагонии. Это поражение обернулось для франков катастрофой, поскольку менее чем два года спустя греки отвоевали Константинополь, и в 1262 году Вильяму пришлось платить за себя выкуп, ради чего он вынужден был отдать крепости в Мистре и Большой Майне восстановившим силы византийцам.
Эпоха византийского правления
 Постоянные вооруженные столкновения между греками и побежденными франками, твердо решившими восстановить контроль над Пелопоннесом, заставили жителей области древней Спарты переселиться чуть южнее, где они оказывались под зашитой крепости. Их стараниями Мистра превратилась из заурядной деревни-крепости в крупный процветающий город, в котором к концу тринадцатого столетия уже стали строиться монастыри и была основана епископская кафедра. Незадолго до 1269 года Протосингел Пахомий основал монастырь святой Феодоры, а в дальнейшем (приблизительно в 1310 году) построил храм Одигитрии в монастыре Вронтохион. Этот монастырь стал важным культурным центром с обширной библиотекой и фондом для помощи нуждающимся исследователям. Новая епархия, управление которой было перенесено из Лакедемонии (средневековый город на месте древней Спарты) в Мистру, имела митрополичий собор, посвященный святому Димитрию Солун-скому. После передачи крепости византийцам, Мистрой и всей областью управлял военачальник, назначаемый ежегодно. После 1308 года должность правителя Мистры стала пожизненной, и назначались на нее обычно родственники Императора. Вторжения турок и франков и постоянные внутренние распри вынудили Императора Иоанна IV Кантакузена прислать своего второго сына Эммануила I, который с 1348 года правил Мореей в форме деспотии. В результате правление стало более автономным и стабильным, но в то же время жестко зависимым от Императора посредством феодальных связей.
Для поддержания мира Эммануил I женился на франкской принцессе Изабелле, дочери Ги де Лузиньяна. Подобный дипломатический ход потом повторяло большинство византийских правителей Пелопоннеса. В 1350 году Эммануил построил монастырь Христа Жизнодавца, от которого в наши дни остался лишь храм Святой Софии. Эммануил за несколько лет весьма умело справился с внутренними мятежами, вызванными не только непосильными военными податями, но и интригами семьи Палеологов, которым в 1354 году удалось сместить отца Эммануила, Императора Иоанна IV, и теперь они стремились лишить власти его сыновей. Эммануила сменил его брат Матфей, а Матфея — его сын Димитрий. Димитрий потерял свой пост в 1384 году при попытке вывести регион из-под власти Константинополя. Победителем стал Иоанн V Палеолог. Он поставил правителем («деспотом») Мистры собственного сына Феодора I (1384—1407).
Несмотря на то, что греческие феодалы, управлявшие Пелопоннесом, в случае угрозы их власти без колебаний шли на сговор с турками и венецианцами, греческое общественное мнение поднялось против Феодора I, уступившего Мистру князьям святого Иоанна Родосского в обмен на политические преимущества. Когда представители явились, чтобы получить ключи от города, их спасло от расправы только вмешательство епископа, и Феодору пришлось отменить свое решение.
К 1430 г. на Пелопоннесе установились три отдельные деспотии. Ими правили братья Палеологи — Константин, Феодор и Димитрий, сыновья Императора Эммануила II (1391 — 1425) и его жена Елена Драгаш из Сербии, которая впоследствии приняла монашество с именем Ипомона и была причислена к лику святых.1 Трое братьев совместно правили Пелопоннесом до смерти их старшего брата, Императора Иоанна VIII (1424—1448), когда Императором Византии (последним) стал Константин XI, следующий по старшинству.
В 1446 году турки снова вторглись на Пелопоннес, но продвижение их войск было остановлено, поскольку жители полуострова вместо того, чтобы сражаться, предложили заплатить дань султану Мураду II. В 1453 году в Морее восстали албанские поселенцы, взволнованные известием о падении Константинополя. К тому же, семья Кантакузенов разжигала в народе недовольство, стараясь воспользоваться состоянием хаоса и неразберихи, чтобы вернуть себе власть. Мятежники, без сомнения, победили бы, и семья Палеологов оказалась бы не у дел, если бы не вмешательство султана Мехмеда II. Положение усугубляли политические разногласия между братьями. Константин XI погиб, сражаясь на городской стене, когда Константинополь пал под натиском турок. Его брат, Димитрий, напротив, передал Мистру султану Мехмеду II и стал добровольно служить у турок при дворе. Это случилось 20 мая 1460 года. Третий же брат, Фома, бывший правителем Патр, бежал в Италию, где предварительно заключил союз против турок с римским папой и главами западных стран.
Турецкое иго
Хотя при турках Мистра перестала быть важнейшим политическим центром, здесь размещалась резиденция местного паши. Кроме того, развитое шелковое производство позволяло городу оставаться процветающим торговым центром. В 1687 году Мистру захватили венецианцы, и только через двадцать восемь лет гуркам удалось отвоевать ее. Во время Орловского восстания в 1770 году город снова на несколько месяцев получил свободу, но потом был разграблен и сожжен албано-турецкими войсками, целых десять лет свирепствовавшими здесь в наказание за восстание. Производство шелка сократилось до одной седьмой своего прежнего объема, город потерял более половины своего сорокадвухтысячного населения.
Во время Войны Греции за Независимость (1821 год) Мистру снова освободили, но в 1825 году ее сжег египетский паша Ибрагим, пытавшийся подавить восстание на Пелопоннесе. Основание современной Спарты (1831 год) ознаменовало конец истории этого города. Сейчас в деревеньке, рядом с заброшенным городом, живет несколько потомков мистрийцев, а единственными жителями самого города являются инокини небольшого монастыря Пантанассы.
Храмы
В наше время Мистра имеет статус национального памятника, с семью хорошо сохранившимися церквами, дворцом и несколькими небольшими храмами и часовнями. Большинство остальных домов и храмов лежат в руинах. Из семи вышеназванных церквей в нескольких имеются фрески XI—XV веков. В последние двадцать лет их много и успешно реставрировали.
Было время, когда Мистру по ошибке принимали за место, на котором в древности стояла Спарта, однако нет ни единого свидетельства, подтверждающего, что на этой горе кто-либо жил до того, как венецианцы построили на ее плоской вершине замок. И все же, от суровых спартанцев здесь остался кое-какой след: средневековые жители этой области (они называли свой город Лакедемония) воздвигли у себя множество зданий из строительного материала, принесенного с развалин древней Спарты. Мистрийцы, в свою очередь, брали строительный материап в Лакедемонии, а жители современной Спарты — в Мистре.
Строения располагаются в Мистре в три яруса. Нижний состоит из Монемвазийских ворот, развалин домов и митрополичьего собора святого Димитрия (справа) с большой площадью и трехэтажным музеем. Наверху, за собором святого Димитрия, стоят еще три храма: святого Феодора (принадлежащего монастырю Вронтохион), Одигитрии-Афентико и Святой Софии. Позади, на пути между собором и монастырем Вронтохион, находится небольшая церковь, называемая Евангелистрия. Выше, в среднем ярусе, стоит дворец, от которого остались лишь наружные стены; все остальное потихоньку восстанавливается. Над дворцом расположен второй вход, поменьше — ворота Навплия.
Последний ярус — это вершина холма. Он увенчан руинами стен франкской цитадели, которая, как и дворец, является древнейшим из здешних строений. Подъем на вершину, хоть он и занимает много времени, не так труден, как кажется на первый взгляд, зато открывающаяся с высоты панорама Мистры и долины Спарта просто захватывает дух, с лихвой вознаграждая труды, потраченные на этот путь. К югу и юго-западу от цитадели лежит глубокое ущелье. Над ним прямо у стен цитадели зависли каменные скалы.
На нижнем ярусе, в юго-восточной стороне горы, врезан в скалу монастырь Периблептос с красивейшими фресками. О его истории почти ничего не известно. Это просто тихое, уединенное место, которое стоит посетить, даже если для этого придется предпринять дополнительные усилия.
Все храмы, кроме собора святого Димитрия и монастыря Пантанассы, являются недействующими, хотя в них проводятся реставрационные работы, и уже восстановлено множество первоначальных фресок. Их отличает богатство и живость деталей. На тех, кто приходит сюда помолиться, они производят прекрасное, незабываемое впечатление. К сожалению, у многих святых на месте глаз зияют дыры. Это — дело рук турок-иконоборцев.
Из всех обителей населен только монастырь Пантанассы (он находится в среднем ярусе и хорошо виден снизу, с колокольней и шестикупольным храмом).
Обитель Пантанассы
С дороги, которая тянется вдоль подножия горы, видно самое внушительное из всех местных строений — монастырь Пантанассы. Он был основан Иоанном Франгоиолусом, главным министром при Феодоре II (1407—1443 гг.) и освяшен в честь Божией Матери в 1428 году.
После разрушения Мметры Ибрагим Пашой в 1825 году все, кто ост&чся в живых, включая иноков, перебрались в нынешнюю Спарту, которая была основана королем Отто около 1830 года. Через тридцать лет после разрушения Мистры монастырь Пантанассы был возрожден, что связано с удивительной историей, не описанной в туристических справочниках.
Монахини, живущие в обители в наши дни, поведали мне следующее: в 1855 году местная жительница, по имени Ефимия, пасла своих коз на развалинах монастыря Пантанассы. Ей дважды приснилось, что к ней подходит Богородица и говорит: «Убери отсюда своих коз и приходи сюда молиться и заботиться о Моем храме». Ефимия решила, что это просто игра ее воображения, и продолжала пасти здесь коз до тех пор, пока однажды днем на развалинах монастыря ей не явилась Матерь Божия со словами: «Я же сказала тебе, приди сюда!» Теперь у Ефимии уже не оставалось сомнений, и с помощью одной богатой женщины из Спарты она восстановила храм и, приняв монашество, стала жить в монастыре Пантанассы. С тех пор обитель не закрывалась. Шесть ее нынешних насельниц бережно хранят чудесное собрание фотографий настоятельниц, начиная с девятнадцатого века.
Профессиональным реставраторам долгие годы не удавалось расчистить фрески, украшающие храмы Мистры. Наконец, одна из монахинь, посвятив много времени попыткам счистить наслоения с фресок монастыря Пантанассы, опытным путем открыла особый способ расчистки, который с тех пор успешно применяется.
Как добраться:
На автобусе или поезде до Спарты от Афин, Коринфа или Мистры. От Спарты до Мистры шесть километров. Туда ходит автобус. Сойти нужно у ресторана Ксенис, и налево по дороге будут ворота Мистры.
Чем раньше вы сюда приедете, тем лучше. Рано утром еще нет наплыва туристов и невыносимой жары. Мистра открыта с 8:30 утра до трех часов дня. Летом жара здесь переносится очень тяжело, поэтому захватите с собой головной убор и побольше питьевой воды. Обувь должна быть устойчивой, поскольку каменные дорожки здесь гладкие и скользкие. Ехать сюда имеет смысл на целый день, чтобы все хорошо осмотреть, но на самую высокую точку следует забираться только рано утром. Возьмите с собой еду, чтобы иметь возможность подольше пробыть в этом красивейшем месте.
Сноска:
1. О святой Ипомоне можно прочитать в главе о Лутракионе.
Поделитесь с друзьями:
  • Facebook
  • В закладки Google
  • Add to favorites
  • Live
  • LiveJournal
  • Print
  • Twitter
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Сто закладок
  • Яндекс.Закладки
  • RSS
  • Блог Я.ру
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Одноклассники

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + восемнадцать =

Анти-спам: выполните заданиеWordPress CAPTCHA